February 21st, 2015

Откуда дровишки? Из лесу, вестимо. Зачните читать "Сына Отечества"!

Откуда дровишки? Из лесу, вестимо. Зачните читать "Сына Отечества"!

Как же? не читаете «Сына отечества»... Зачните его читать, сделайте одолжение, зачните; право, это вам не будет бесполезно, особливо при вашем здравом рассудке. (Грибоедов, "Студент")

По ознакомлении с очередным витком византиноспичей, вызванных пером даровитой Ю.Латыниной, коллега справедливо поставил передо мной такой вопрос: а откуда вообще в отечественных пенатах пошла (использованная в очередной раз Латыниной) легенда, что термин "Византия" придумали злые западноевропейцы как пейоратив, чтобы унизить константинопольскую Римскую империю и лишить ее восточноримской ее славы, обозвав по имени какого-то древнего малого городишки Византия, на базе которого построен Константинополь.

Легенда странная. Дело в том, что в самом византийском словоупотреблении II тыс. н.э. (предыдущих веков - тоже, но во II тыс. - особенно) "Византия" - пышное обозначение Константинополя (иногда - с округой), глорифицирующе-торжественно-эмфатически-архаизирующее, а потом и просто расхожее (для учено-высокого стиля). Называют они так Константинополь именно в честь Византия, который был в Константинополь достроен и переименован. Это как если бы в Австрии Вену стали именовать Виндобоной, и как без всякого "бы" французы иной раз торжественно именуют себя галлами, а страну свою Галлией. "Византийцы" в том же византийском словоупотреблении - жители Константинополя, т.е. столичные жители империи. Соответственно, в византийских сочинениях свой же император ромеев именуется иной раз "византийским императором" (т.е. императором константинопольским, правящим из Константинополя). Примеры такого словоупотребления в изобилии находятся у Никиты Хониата, Никифора Григоры и т.д. и т.п.

Пока латиняне враждовали с Византией или хотя бы были в схизме с ней, или перекорялись с ней по вопросу об обладании римским империем или его западной частью, они никакого "умаляющего" обозначения в ее адрес, кроме "Греческого царства/империи", не придумывали. Карл Великий, кстати, как раз признавал (в знаменитом письме Михаилу I Рангаве) византийских императоров восточно-римскими августами, а себя - западно-римским ("Карл, великой божией милостью император и август, а также король франков и лангобардов, возлюбленному и уважаемому брату Михаилу, славному императору и августу...", далее о наступившем в их дни "мире между Восточно и Западной империями": Ep. Carol. 40: Karolus divina largiente gratia imperator et augustus idemque rex Francorum et Langobardorum dilecto et honorabili fratri Michaeli glorioso imperatori et augusto aetemam in domino nostro Iesu Christo salutem... ut in diebus nostris din quaesitam et semper desideratam pacem inter orientale atque occidentale imperium stabilire...).

Термин "Византия" как название всей Восточно-Римской империи для средневековых времен ввел, как известно, ученый издатель Вольф в 1557, когда издавал корпус византийских авторов. Пейоративного значения он иметь не мог уже потому, что 1) был произведен людьми, носившимися с византийскими текстами; 2) был произведен ими от термина самих византийцев, имевшего эмфатически-торжественный смысл по отношению к их столице (и, соответственно, государю, когда он именовался византийским); называть так Византийскую державу в пейоративных целях было бы все равно, что в пейоративных целях именовать Францию Галлией, а Персию Ираном; никто во всем мире не понял бы, что это пейоратив. Это было бы как "Иван, за свою свирепость прозванный Васильевичем"; 3) был произведен сто лет спустя после того, как прекратилась схизма и Византия вступила в унию с латинским миром, из которой так и не вышла до своего падения (как раз Мехмед II утвердил в сане патриарха Геннадия Схолария, унию аннулировавшего); 4) был введен вместо употребления термина вида "Греческая империя", действительно дистанцировавшего Византию от Рима и использовавшегося именно в этом качестве в Европе уже 700 лет, в то время как новоизобретенный термин "Византия" как раз укоренял Византию в Римскую империю, отсылая к моменту, когда бесспорно римско-имперский город Византий был превращен в бесспорно римско-имперскую столицу бесспорно римским императором Константином, и при этом будучи создан на основе византийского же эмфатического словоупотребления, носящего не пейоративный, а противоположный характер (правда, применявшегося только к столице и престолу, а не к державе как таковой). Термин "Византия" является своего рода переводом выражения "Константинопольская империя" на торжественно-архаизирующий язык самих же византийцев (поскольку на нем "Византия" - это просто стандартное эмфатизированное название Константинополя). По отношению к римско-имперскому статусу Византии это название нейтрально с некоторым уклоном в положительную сторону, в отличие от названия "Греческая империя", явно дистанцировавшему ее от Рима.

Почему же было при этом не именовать Византию "Римской империей", или "Восточно-Римской империей", или просто "Константинопольской империей", без перевода этого выражения на язык византийских авторов? Потому что, во-первых, ученые второй половины XVI века стремились противопоставлять античность средневековью (собственно, в Ренессанс сами эти понятия и появились) и хотели вводить термин, который отличал бы средневековую Восточно-Римскую империю от античной; во-вторых, специально создавать напряжение по отношению к западноевропейским титулованиям они тоже, вероятно, не хотели. Между тем резко усилившаяся в XVI в. Римская Империя (германской нации) была бы не самым благодарным почитателем текстов, в которых Византия фигурировала бы как тоже Римская империя (Восточная), а титул "Константинопольских императоров" и вовсе имели после 1204 разные западноевропейские государи, и как раз на исходе XV в. папа Александр VI утвердил этот титул за Карлом VIII Французским (которому этот титул уступил Андрей Палеолог, рассматривавшийся как очередной законный наследник константинопольского престола Палеологов) - акт, имевший антитурецкую направленность. Преемники Карла - Людовик XII, Франциск I, Генрих II и Франциск II - по этому случаю величались императорами Константинопольскими. Независимо от этого были претенденты на наследие латинской "Констанинопольской империи". Термин "Константинопольская империя" в этой ситуации оказывался бы чересчур злободневным и путающим дело с латинской "Константинопольской империей", которую в Европе никто не забывал и не считал незаконной. Специально создавать терминологически картину, в которой османы оказались бы уничтожителями и захватчиками прямиком восточно-римского империя, в XVI в. тоже было бы не особенно желательно.

Термин "Византия/Византийская держава" на этот фоне позволял разом отличить средневековую Восточно-Римскую империю от античной, укоренить средневековую в античной, воспользоваться византийским же торжественным словоупотреблением, при котором Константинополь именовался Византией с соответствующими производными (где есть "византийский император", там вполне естественно было бы образовать и выражение "Византийская империя" - чего сами византийцы так и не сделали) и обойти прямой ответ на вопрос, так "Римская империя" это или нет, одновременно и отказываясь от европейского именования ее "Греческой" (т.е. как раз отказываясь от дистанцирования ее от Рима), и укореняя ее в бесспорном Риме (учитывая коннотации слова "Византий" в истории и византийском же словоупотреблении), и не употребляя названий, которые могли бы создавать напряжение в соотнесении с титулярными и именовательными претензиями западноевропейских династий.

Пейоративный характер этот термин стал получать только в XVIII веке, и не потому, что слово "Византия" как-то умаляло достоинство Византийской империи, а потому, что сама эта империя в XVIII в. вольномыслящими авторами стала рассматриваться как образец ветшающего гнилого абсолютизма со всеми его пороками.

Кстати, как раз в рамках концепции "Третьего Рима" Византию именовали "греческим царством" и отличали от Рима вообще, Филофей писал: "Ибо хотя внуки Агари греческое царство забрали, но веры не повредили..., однако же римское царство (все равно) неразрушимо, ибо Господь в римскую власть вписался (т.е. Иисус Христос был римским подданным, учтенным в римской переписи, Лк.2:1-4)" - ориг. Аще убо Агарины внуци греческое царство приаша, но вѣры не повредиша, ниже насилствуют греком от вѣры отступати, инако же ромейское царство неразрушимо, яко Господь в римскую власть написася".

Откуда в отечественной информсреде появилась та идея, что термин "Византия" уничижал Виз. империю в пользу Зап. Европы? Возможно, откуда-то с Запада (иногда такое проскальзывает и там), возможно - от пассажа (или через посредничество пассажа) Аверинцева, который в Новомирской статье 1988 (Византия и Русь: два типа духовности. Новый мир, 1988-7: 214) писал:

"Примерно через сто лет после ее гибели западноевропейские эрудиты, не жаловавшие ее, прозвали ее Византийской; ученая кличка, акцентировавшая пропасть между «настоящей» античностью и «темными веками», вошла в обиход, время от времени возвращая себе статус бранного слова (например, в либеральной публицистике прошлого века)".

Здесь, заметим, сказано совершенно по делу, что "ученая кличка" должна была противопоставлять средневековую стадию жизни той же самой державы - античной ее стадии (а не "Византию как не-Рим - Риму"), тем не менее кличка как будто представлена как бранная и пейоративная, каковой она не была.

Дальше этот пассаж популяризировал Кожинов в "Истории Руси и Русского слова", процитировав его фигурно, а именно с опущением тех самых слов Аверинцева о том, что именно от чего отличалось этой кличкой (цитату он приводит с отточием в таком виде: "Примерно через сто лет после ее (империи ромеев.- В. К.) гибели западноевропейские эрудиты, не жаловавшие ее, прозвали ее Византийской; ученая кличка... вошла в обиход, время от времени возвращая себе статус бранного слова" и т.д.).

Дальше Р.В.Багдасаров в 2006 сказал: "Византию придумали европейские ученые уже где-то в XVI, веке после падения Нового, или Второго Рима, и я думаю, что придумали не без лукавого умысла, потому что им было очень некомфортно признавать, что рядом с ними существует легитимный наследник Римской империи" ( http://grenzlos.livejournal.com/61188.html ).

Легитимными наследниками Римской империи через Константинопольский престол XV в. они в любом случае могли считать разве что французских Валуа или Габсбургов, так как передача прав на престол через Софью Палеолог, дочку Фомы Палеолога, была бы совершенно немыслима на фоне того, что у этого Фомы имелся сын Андрей, который и был титулярным императором - наследником константинопольского престола Палеологов, и передал это свое наследие сначала Карлу VIII, а потом Фердинанду и Изабелле (последнего акта Валуа не признали). Московские правители вся Руси и сами не претендовали на такой титул; концепция "Москва - третий Рим" была основана на совершенно иных вещах, ни для кого, кроме как для православных, не имевших значения, и не связанных с претензиями на наследование престола "греческого царства".
Таким образом, европейские ученые, которые придумали термин "Византия" на основе словоупотребления византийских же текстов, и думать не могли, что им может быть что-то дискомфортно по части того или иного именования державы, названной ими Византийской, в связи с существованием Москвы.

А дальше пошла писать губерния, эстафета от византофилов перешла к византофобам, и у Латыниной уже Карл Великий с папой Львом придумали термин "Византия" в посрамление Ромейской империи.