?

Log in

No account? Create an account
August 11th, 2012 - wyradhe [entries|archive|friends|userinfo]
wyradhe

[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

August 11th, 2012

Право на жалобу на господ - 3. Падение этого права: 1700-1760. [Aug. 11th, 2012|02:44 am]
wyradhe
[Tags|, ]

Падение права жаловаться на своих господ: 1700-1750-е.

Падение права крестьян жаловаться на своих господ (в объеме, установленном Уложением 1649 и практикой правоприменения в XVII веке, центром которой являлось то же Уложение) состоялось в течение первой половины XVIII века и проходило по двум направлениям:

1) запрет подавать челобитные непосредственно государю или передавать челобитные на его имя помимо низовых правительственных учреждений (присутственных мест);
2) совершенно облыжное, но от того не менее твердое перетолкование ст. II,13 Уложения 1649 года как ЗАПРЕТА жаловаться на своих господ.

Рассмотрим эти направления по отдельности.
Read more...Collapse )
Со вторым, куда более страшным направлением, все было еще проще. Мы не знаем, когда в точности свершился переворот (судя по времени переворота в остальных сферах крестьянского вопроса – скорее в первой трети века) , но уже к 1760 г. не то что низовая администрация, а Сенат империи (высшая судебная и законотолковательная ее инстанция) твердо исходил из того, что два слова ст. 13 II главы Уложения – «не верить» доносам слуг и крестьян на своих господ (иначе как на темы государственной измены) – а) означают запрет подавать любые жалобы на своих господ (кроме как на те самые темы государственной измены) в любые инстанции; б) требуют наказывать за всякую такую подачу как за нарушение означенного запрета.

Мы видели, что ничего подобного на деле Уложение 1649 г. не содержало, и в XVII веке по системе, основанной на Уложении, поступали с такими жалобами совершенно иначе (могли, не начиная следствия, возвратить как вероятно-ложные по презумпции, но не запрещали их подавать и не считали сам по себе акт такой подачи правонарушением; а по усмотрению могли и начать расследование по ним), но нужды нет – теперь считалось, что Уложение запрещает и карает саму подачу куда бы то ни было жалоб на своих господ. Так,Read more...Collapse )
Таково было положение дел, которое застала Екатерина при своем водворении на престол.


P.S. В инструкции Петра воеводам 1719 года (цитировалась в предыдущем посте) есть место, побуждающее задуматься, не так ли было дело,Read more...Collapse )
Link1 comment|Leave a comment

Право жалоб-4. Екатерина и право жаловаться на господ. [Aug. 11th, 2012|09:53 pm]
wyradhe
[Tags|]

Екатерина и право жаловаться на господ.

Часть 1: 1762-1767 гг.

Итак, к 1760 году жалоба на что бы то ни было самому императору или вообще кому-либо через голову соответствующих низовых инстанций запрещалась и для крестьян каралась кнутом + ссылкой на каторгу; а подача крестьянами жалоб на своих господ (кроме как по делам гос. измены) кому бы то ни было, в том числе низовым инстанциям (предназначенным для подачи им крестьянами жалоб дозволенных) запрещалась и в норме каралась уже в самих этих низовых инстанциях - в диапазоне от, опять же, наказания кнутом + ссылки в Сибирь до возвращения крестьян помещику с предписанием наказать их своей властью. Если же низовые инстанции, сочувствуя жалобщикам, повергали дело на суд инстанций высших (в рамках тогдашнего закона иного выбора у них и не было: сами они могли бы вынести решение только об игнорировании жалобы и наказании жалобщиков, - избежать этого они могли бы, только отказываясь здесь - в виде исключения - от разрешения дела своей властью и передавая его наверх), то в конечном счете отклонять жалобу без рассмотрения и наказывать жалобщиков все равно в норме предписывала высшая из этих высших инстанций (не считая государя) – Сенат.
Read more...Collapse )

Указ не менял законов – он напоминал о них и призван был устрашить подданных, показав всю степень нежелания государя делать из этих законов исключения ад хок. Поскольку это, тем не менее, не отменяло той возможности, что государь такое исключение все же сделает (ситуация ведь с точки зрения законов не изменилась вовсе – что раньше эти жалобы были запрещены, но в виде исключения государь ад хок мог вывести данную жалобу из-под этого запрета, что теперь; подавать их и раньше можно было лишь на страх и риск – и теперь этот страх и риск возрос), челобитные на господ после 1767 стали подавать гораздо реже, чем в начале 1767 (в чем и была цель Указа), но все же подавали – в том числе и лично императрице. Для крестьян в реальных условиях того времени этот указ оказался по последствиям скорее сберегающим, чем репрессивным, поскольку, убивая на 90+ процентов их надежды чего-то такими жалобами добиться, приводил к тому, что они их почти и не подавали – между тем в случае их подачи подавляющее большинство жалобщиков все равно оставалось бы только наказывать (в противном случае Екатерина была бы устранена гвардией и Сенатом), отчего количество пострадавших крестьян и самих их страданий лишь умножились бы: При этом Указ был, конечно, уступкой Екатерины Сенату и элите. Ничего не меняя в законах, он был, тем не менее, сигналом всем: низовым инстанциям – сигналом о том, что не следует передавать такие жалобы инстанциям высшим, крестьянам – что не следует надеяться на то, что государь все же сделает по данной такой жалобе исключение. Вся эта картина: не следует вообще, но в виде исключения возможно» - имела место и раньше и никуда не делась теперь – но в ее рамках Указ 1767 года был призван усилить возвещаемую сверху степень нежелательности и маловероятности таких исключений, точно так же, как предшествующие поступки и слова Екатерины в кон. 1762 - нач. 1767 эту степень несколько ослабляли. Она отступила, и очень ограниченное и подпольное контрнаступление предприняла только в 1775 г. Конечно, указ 1767 издавался как временная мера впредь до выработки нового Уложения. Но Уложенная комиссия продемонстрировала такое нежелание дворянства идти на уступки в пользу иных сословий, такое желание его получить дополнительные привилегии, возвышающие его над ними, и такую степень сословных антагонизмов, что Екатерина распустила комиссию без выработки нового Уложения, и обсуждаемый указ 1767 так и остался в полной силе – до самого 1775 г., когда Екатерина попыталась несколько ослабить его силу исподтишка.

Оконч. след.
Link29 comments|Leave a comment

navigation
[ viewing | August 11th, 2012 ]
[ go | Previous Day|Next Day ]