April 24th, 2011

Сельвинский. Монолог критика-диверсанта Икс

Сельвинский. Монолог критика-диверсанта Икс. Публ: в двухтомнике 1989 с ошибочным заявлением: "Публикуется впервые. Хранится в архиве семьи поэта". На самом деле это было опубликовано в 5 номере «Октября» за 1939 год (с. 121-123). Сделавшись зав.отделом поэзии в журнале "Октябрь", Сельвинский "добился помещения в номере 5 своего стихотворения " Монолог критика-диверсанта Икс", написанного в 1937 году". За что ему сильно нагорело от начальства...

МОНОЛОГ КРИТИКА-ДИВЕРСАНТА ИКС

Вы спросите: что же, великий боже, сейчас вынуждает меня
В измене бескрайней выкладывать тайны вдруг — среди бела дня?
Но и том-то и шутка, что прежде, чем точку поставит ваше перо,
Все, что я расскажу вам,— станет уже старо.
А проще, друг: ведь я уж труп — а смертников надо знать.
Иной бандит в тоске вопит, зовя умершую мать...
Но есть и такие, что перед концом — уже в самой тюрьме,
Хотят трубить о силе своей и о своем уме.
Я слишком много лет молчал — и вот в моей груди
Задохлись чувства. Ничего не жду я впереди!
Одна лишь адовая страсть мой обжигает рот:
Похвастать подлостью своей на весь честной народ.Collapse )
Но вдруг передо мной зажглось виденье чистоты —
Я гадок сам себе сильней, чем полагаешь ты.
Не верь тому, что я сказал при обаянье зла:
Измена сердцу никого от боли не спасла.
И эта боль страшней всего, страшнее топора!
Ее-то я хочу унять крупицею добра.
Пусть мой рассказ, такой сухой, лишенный стильных фраз,
Но откровенный и - клянусь! - прямой на этот раз,
Откроет миру странный миг в истории стиха,
Когда шпион по музам бил, чтобы пробить ЦК.

О дальнейшем повествует Николай Любимов ("Неувядаемый цвет. Книга воспоминаний"):

"...Наркомвнудельский подпевало и подлипало запоздал с этой темой – ежовщина кончилась осенью 1938 года, Collapse )

За эти стихи Сельвинского лихо вспрыснула «Правда», хотя как раз в традициях «Правды» – с гостеприимной широтой распахивать двери литературной шушвали и отбирать для печати стихи самые что ни на есть бездарные".

А конкретно за "Монолог" нагорело даже Шолохову: он был членом редколлегии "Октября" и получил по первое число за публикацию "Монолога" (см. В. Осипов. Шолохов. М., 2005. С. 278). С этого началось второе падение Сельвинского: не по чину и не вовремя использовал большую кампанию для сведения личных счетов.

P.S. А вот и про дролечку (тот же Октябрь 5/1939. С. 119):

САМОРОДОЧКА-СМОРОДИНКА

Самородочка-смородинка,
зеленые листы...
Ты лети, лети, мой родненький,
До самой высоты.
Ты лети, лети, мой дролечка,
Соколичье плечо,
Еще столько, еще столечко,
Полстолечко еще.
Самураи-самуродины
Из дальних из морей!
Не видать вам нашей родины,
Как собственных ушей,
Не ползти вам под берёзанькой
На озеро Хасан.
Не пробиться вам сквозь лозунги
Рабочих и крестьян!
Самородина-смородина,
Советские края...
Расцветай же, моя родина,
Родимая моя!