?

Log in

No account? Create an account
Черновой научный отчет за первый квартал 2011 года + поэтика Пастернака - wyradhe [entries|archive|friends|userinfo]
wyradhe

[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

Черновой научный отчет за первый квартал 2011 года + поэтика Пастернака [Mar. 13th, 2011|03:29 pm]
wyradhe
Черновой научный отчет за первый квартал 2011 года

О, сколько у меня делов!
Но нет на них моих силов.

***

Поэтика Пастернака - лучше всего видна не в официально художественных текстах, а в письмах к родным, которые (письма, а не родные) тоже - художественные тексты. Вот замечательный образец. Бэкграунд: 1. Жена Пастернака Евгения Лурье гостит в Германии у сестры Пастернака Жозефины. 2. Пастернаку нравятся женщины крупные, Евгения Лурье сильно не дотягивает, что Пастернака ввергает в грусть. 3. По этой причине Пастернак просит свою сестру Жозефину основательно откормить Евгению Лурье, желательно на 10-15 кг. Что затруднялось тем, что Евгения Лурье есть не любила, и для достижения этой цели на нее приходилось бы сильно давить - о чем и просит сестру Пастернак.

Дело, казалось бы, простое, житейское. Но вот в какую неотмирную поэзию оно превращается под пером Пастернака:

"И однако вне зависимости от всего вышесказанного, у меня сердце сжимается от Жениной худобы. Ты не можешь себе представить, как это меня терзает. Ей не то, что надо поправиться. Она — не она, пока она худа! Это трудно сказать так, чтобы это не казалось шуткой и не вызывало возмущенья, но есть формы, в которых человек равен себе, как осуществленье, и эти формы различны для каждого. Мне, например, или Шуре, или папе можно без нравственного ущерба быть худыми. Не стану нагораживать примеров, — Женя нравственно искажена, пока она не прибавит пуда. Я не смеюсь, и в крайнем случае, ошибся фунтов на десять.

Жонечка! Поправляются же в санаториях! Неужели этого нельзя достигнуть. На своих детских и гимназических карточках и в моих воспоминаньях она круглее, душевнее, гармоничнее и туманней. В ее теперешней щуплости виноват я. Я вынужден говорить о внешности, потому что она прозрачна, и дает мне видеть корень ее горького, угловато подобранного, не-счастливого душевного облика, которого не было в замысле создателя, которым никогда она не была. Меня мучит мысль, что я ее иссушил, съел и выпил. Но ведь я совсем не вампир.

Умоляю тебя, когда ты немного освободишься, займись этим немного. Есть множество способов обойти ее возмутительное нежелание добра себе самой. Я знаю, эта упорно цепляющаяся за себя анемия, не желающая ни за что здоровья и отставляющая стакан с молоком или тарелку с яичницей, ужасно озлобляет, как всякое сопротивленье, мешающее тебе в чуде и в добре. Тогда ты перебарывай это чувство. И вообще, учреди, организуй это через прислугу".

Но Жозефина Пастернак презрела эту просьбу и не стала исправлять нравственную искаженность Евгении Лурье и творить чудо и добро, откармливая ее сама; не стала она также учреждать над Евгений Лурье соответствующий надзор прислуги. Так оно все искаженным и осталось.

Вообще надо сказать, что кто-кто, а родные Пастернака цену и характер его поэтики знали превосходно и знание свое от него даже и не особенно скрывали.
LinkReply

Comments:
From: wyradhe
2011-03-15 06:48 pm (UTC)
Согласен. Но в принципе оба текста написаны как сочетание двух компонентов: изложение некоторых фактов или приведение очевидных по содержанию источников с комментариями очевидного характера (типа: "Ахматова написала: 2+2=5. - Так ведь ни черта не пять-то!") + собственные мысли, уже отходящие от констатации того, что прямо содержится в источнике, приведенном тут же. Но в "Ахматовой" этот второй компонент сам делился на два: изложение своих мнений о жизни, религии и т.п. + изложение своих добавочных реконструкций биографии Ахматовой, уже сильно отрывающихся от источника и содержащих много идей от себя. Последнее получалось плохо - Катаева нередко не понимала источника и дополняла его вещами фантастическими, вроде истории о том, как Ахматова и Лурье, пользуясь комиссарской властью Лурте, насильно законопатили Шилейко в психлечебницу, чтобы захапать его жилплощадь.

В "Пастернаке" отрывающиеся от источника реконструкции практически сведены к нулю, зато мнения о мире и жизни сильно размножились. Получились две книги в одной, и сочетание это не всегда удачно. Нередко хочется сказать: "Так, хорош уже рассказывать о своих представлениях касательно того, хорошо ли дома ходить в халате, давай дальше про Пастернака = приводи комментированные близко к тексту занятные цитаты из источников о нем, и не прерывайся на изложение своих мнений о разных вопросах мироустройства".

Гораздо лучше было бы, если бы эти компоненты были разнесены по разным книгам. Причем сочинение Тамары Катаевой вида "Мои взгляды на быт, нравы, религию, правила поведения, семейную жизнь и воспитание, а также о том, кто хороший, кто похуже, а кто и совсем плохой" - я бы купил немедленно. И том за томом покупал бы.
(Reply) (Parent) (Thread)
[User Picture]From: tambov
2011-03-18 04:10 pm (UTC)
Ахматову она страстно ненавидит во всех её проявлениях(кроме "стильности")
поэтому, на мой читательский взгляд, книга всё же получилась цельная
в своей злобе и ненависти
а кое с чем(про Ташкент и про Льва Гумилёва) - и не поспоришь

а в "Пастернаке" всё как-то размазано
и нехитрая мысль о том, что надо на жизнь самой зарабатывать и за дитём своим самой ухаживать(кто бы спорил) -а какие ещё там "взгляды"? - втюхивается в голову
читателя через все немыслимые места и органы человеческого естества
пока сообразишь, чего она хотела выразить...
(Reply) (Parent) (Thread)