?

Log in

No account? Create an account
"Пусть едят бриоши" - финал (см. два предыд. поста). - wyradhe [entries|archive|friends|userinfo]
wyradhe

[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

"Пусть едят бриоши" - финал (см. два предыд. поста). [Aug. 30th, 2010|02:48 am]
wyradhe
"Пусть едят бриоши" - финал (см. два предыд. поста).

Вопрос о том, произнесла ли сакраментальное про бриоши Мария-Антуанетта решается, в конце концов, самым простым способом - выяснением того, когда об этом начали говорить. Проверку этого предприняли западные историки относительно недавно.

В итоге получилась следующая последовательность фаз.

1. В 1780-х - 1790-х во всем огромном вале памфлетов, карикатур, статей, песенок против Марии-Антуанетты ничего похожего на приписывание ей этой фразы нет. Зато есть другое - писали, что когда ее с семьей возвращали из бегства в 1791 году, она через окно кареты протягивала еду нищим и голодающим, но окружающие кричали этим голодающим, чтоб они не брали подаяния - не иначе как фурия его отравила, чтоб отправить на тот свет хоть кого из народа.

_Наивности_ и оторваннности от жизни Марии-Антуанетте никто в 1780-х - 1790-х не приписывал вообще. Ей приписывали сознательную ненависть к народу, стремление утопить его в крови и удушить голодом. Поэтому реплику про бриоши ей могли бы приписать в это время только при понимании этой реплики как злобной намеренной издевки над голодающими - но и этого никто не делал.

2. При этом в конце 18 - начале 19 вв. (как мы знаем от графини де Буэнь) во Франции действительно ходила история о бурбонской особе королевской крови, высказавшейся в таком духе (только не про бриоши, а про корку от паштета), и история эта рассматривалась как компрометирующая династию - однако в этом качестве называлась одна из дочерей Людовика XV (Виктуар или Софи), а реплика ее подавалась только как знак оторванности от народа и вопищего неведения о его положении.

Точно в том же качестве рассматривались подобные реплики в фольклоре вообще и французском анекдоте (извесном по Руссо) первой половины 18 века о "великой принцессе", посоветовавшей есть именно бриоши. (По-видимому, это национальная переделка истории о Марии-Терезе и ее реплики про корку от паштета, которая в династии Бурбонов удерживалась в своем оригинальном виде, а в национальной массе переделалась в реплику о бриошах, более хлесткую, так как бриоши вообще привычнее и лучше ложатся в пару к простому хлебу, да еще в качестве образца дорогого мучного блюда, чем корка от паштета).

Неудивительно в таком случае, что эта реплика - которая и в фольклоре чистом, и в фольклоре историческом ходила именно как знак изнеженного неведения реальной жизни (при пустоумном, но все-таки доброжелательстве у народу) - не приписывалась Марии-Антуанетте, которую воспринимали как злую фурию, намеренно желающую народу погибели, а вовсе не как наивно-оторванную от жизни королеву, благожелательно сюсюкающую о народной участи.

3. В 1843 г. однако, журналист Карр приписывает реплику про бриоши уже Марии-Антуанетте, причем ссылается на этот эпизод как на нечто достаточно известное людям его времени - и дальше так оно и идет; но внимание! - реплика эта в 19 - 20 веках рассматривается именно как проявление вопиющей оторванности от жизни, а не намеренной издевки - то есть в фольклорном духе; при этом полностью игнорируется тот очевидный факт, что никакая реальная королева старше 18 лет всерьез такое сказать не могла.
В свою очередь, про реплику принцессы Виктуар про корку от паштета все стремительно забывают.

Такой ход событий означает, что
а) ничего Мария-Антуанетта про бриоши не говорила;
б) реплики этого рода в исторических анекдотах воспринимались общественным сознанием в фольклорном духе, как проявление оторванности от жизни, а не издевки;
в) во второй половине 18 - началде 19 века героиней соответствующей истории была принцесса Виктуар (или Софи), дочь Людовика XV, а Марии-Антуанетте никто и не подумал бы такое приписывать, потому что она отнюдь не воспринималась как пустоцветно-благожелательная к народу избалованная барынька; в 1780-1800 ее считали злобной фурией, сознательной ненавистницей народа;
г) однако между 1815 и 1840 г. в поколении внуков революции утвердилось совершенно иное отношение к царствующей паре 1774-1792/1793 гг. Из врагов нации, какими их считали в 1793 (а королеву и задолго до того) они задним числом были обращены в слабых, оторванных от реальности, легкомысленных и безответственных правителей: король-де только охотился и был равнодушен к общественным делам, в которых ничего и не смыслил (на все лады склоняется знаменитая запись "rien - ничего" - 14 июля 1789, в день падения Бастилии, в его дневнике), королева развлекалась - и они заплатили жизнью раздраженному народу за притеснения и ужасное наследство предыдущих царствований, в котором они не хотели даже отдать себе отчет. Именно под воздействием этого нового клише в России начинают писать, что
нежестокие и благонамеренные, но слабовольные и не понимающие положения дел Людовики Шестнадцатые платятся за своих предшественников.

Новому образу королевской четы - и, в частности, королевы - как оторванной от реальности, пустоголовой-бездумной (в части королевы) и ленивоголовой/тугодумной (в части короля), но незлой пары - как раз вполне отвечала реплика про бриоши, взятая в ее традиционном для Франции смысле - как знак оторванности от действительных проблем народа. И в тот же самый период, между 1815 и 1840 гг., группа рассказов о таких репликах бурбонских царственных женщин (жены Людовика XIV и дочери Людовика XV) была контаминирована, циклизована и перенесена на Марию-Антуанетту - как последнюю, и тем самым символически самую яркую бурбонскую королеву старого режима. К середине XIX века эту реплику полностью "переприписали" ей, причем именно в обшенародной (известной по Руссо) редакции, где фигурируют бриоши, а не в династической бурбонской редакции (где фигурирует корка от паштета) - и так оно с тех пор и ехало.

Кстати, именно правление Орлеанского дома (1830-1848, Луи-Филипп) было временем, особо благоприятным этой контаминации. Орлеанский дом еще в 1780-х ненавидел Марию-Антуанетту, и при этом именно после 1830 был очень востребован миф о том, что Орлеанские  понимали ситуацию верно и хотели служить народу, а старшая линия Бурбонов была паразитарна, бездумна и за то поделом слетела и в 1792, и в 1830.
LinkReply

Comments:
From: wyradhe
2010-08-31 03:29 pm (UTC)
"А у себя в Лимузене он отменно с голодом боролся. Причем вовсе не рукою рынка".

Да! Но это в 1760-х. До оздоровления в масштабе всей страны.

"Так на практике ж выяснилось. Как на него голод свалился - так он не по рынку мерил. :)"

в каком смысле? Он вовсе не собирался вводить регламентацию и продолжал уповать на то, что именно рынок все расставит по местам, а голодные буны утопил в крови в 1774/75. Когда не помогло, то в 1775 уже начали кое-как пособлять.

"***Но он не собиравлся уменьшать налоги
Он именно считал, что основное бремя налогов должен нести _собственник_, а не работник".

НОВЫХ налогов.
Проблема же была в том, что основная масса налогов (на душу наседения, а не вообще!) приходилась на земледельца, хотя он был беднее всех. Города же платили меньше, а богачи третьего сословия - и того меньше, а первые два вообще не платили. Вот их Тюрго и хотел обложить. При этом цеентр тяжести сместилдся бы на них, но не за счет того, что основной массе наседения стало бы легче. Напротив, ей стало бы тяжелее, потому что налоги ей не уменьшали, а увеличили (замена натуральных повинностей денежными), а при этом свои потери собственники компенсиовали бы за счет населдения - а Тюрго не хотел принципиально такие попытки регламентировать и ограничивать. Население просто загнали бы в землянки и могилы.

"Ты себе представляешь, _что_ делали дорожная повинность, постои и прочие обязанности с сельской местностью?"

Да. Только замена их деньгами была еще тяжелее. Потому что денег было брать вовсе неоткуда, а время на работы у мужиков все-таки найдется - их можно вести и не в страду.

"Так та регламентация, что была, она голоду никак не мешала".

Регулярному недоеданию - не мешала. А еще худшим обвалам типа тех, что был благодаря освобождению цен в 1774=75 гг. - мешала. Этот обвал и случился из-за освобождения цен и отказа от государственных инткервенций и перемещений зерна.
(Reply) (Parent) (Thread)
[User Picture]From: el_d
2010-08-31 04:00 pm (UTC)
***в каком смысле?
В смысле выше. У себя в провинции.

***НОВЫХ налогов
Не только. Он вообще хотел перенести тяжесть налогового бремени на реально имущих.
Что до землянок и могил - а _где_ они по-твоему находились?

***а время на работы у мужиков все-таки найдется - их можно вести и не в страду.
Это если их _вести_ не в страду.

И не регулярному недоеданию, оно-то было, но не менее регулярным был именно голод. То есть, конечно, им и очередной климатический минимум подсуропил, но у тех же соседей через пролив _такого_ с 30х не было и близко. Это все носило социальный характер.

Понимаешь, у меня с Тюрго те самые разногласия по аграрному вопросу (вернее, по рабочему и пр :)), но он не был тем фанатиком.

С уважением,
Антрекот
(Reply) (Parent) (Thread)
From: wyradhe
2010-08-31 10:09 pm (UTC)
"Что до землянок и могил - а _где_ они по-твоему находились?"

Мера разная.
Считается, что в правление Людовика 16, что было две голодовки - в 1774-75 и 1788-1789. То, что было в промежутках, вообще-то тоже было голодом, но не таким. 1775 и 1788 - это вторая степень.
А то, что случилось в 1793-1795 по части голода, в городах было хуже, чем в 1788-1789. Это уже третья степень.

"Понимаешь, у меня с Тюрго те самые разногласия по аграрному вопросу (вернее, по рабочему и пр :)), но он не был тем фанатиком".

Во всяком случае, его даже Мальзерб таковым считал (сказав: "Вы вовсе не радеете об общественном благе, Вы на самом деле на нем спятили!")
(Reply) (Parent) (Thread)
[User Picture]From: el_d
2010-09-01 05:16 am (UTC)
Мера, может, и разная, только эн-десятитысячная сверхсмертность в _благополучные_ годы - это такая норма была.
Другое дело, что конечно могло быть хуже и периодически было.

Честно говоря, после попытки завести в Лимузене тот самый кадастр... спятить можно вполне.

С уважением,
Антрекот
(Reply) (Parent) (Thread)
From: wyradhe
2010-09-01 09:42 am (UTC)
Очень может быть. Потому что такие вещи, как, например, принципиальное неприятие оказания помощи голодающим и бедноте иначе как в виде зарплаты за работу в мастерских, в 60-х за ним, кажется, не водились.

Мне казалось (я не копал подробно), что он прошел примерно ту же по общему характеру эволюцию, что и Робеспьер. "Ну давайте по-хорошему. Ну давайте по-хорошему. Ну давайте по-хоро... Нет? По-хорошему не можете и не хотите? Ну тогда будет по-эффективному и кто не спрятался, я не виноват.
По ходу дела и сам человек преображается до неузнаваемости.
(Reply) (Parent) (Thread)
[User Picture]From: el_d
2010-09-01 10:40 am (UTC)
Не водились. То есть, госмастерские он и тогда заводил - но не только.

Да - у меня было то же самое впечатление. Хотя, по-моему, до "до полной неузнаваемости" ни он, ни Неккер не дотянули. Повезло.

С уважением,
Антрекот
(Reply) (Parent) (Thread)
From: wyradhe
2010-09-01 02:40 pm (UTC)
НБ - Неккер и не был таким антирегламентатором-фритредером. (Сама-то идея общественных работ - это вообще замечательная идея, просто если принципиально ограничиваться только ими, получится не очень хорошо. Хотя сама-то идея брать в расчет то, что просто на халяву раздавать - это для 18 века сильно не лучший метод, она=то идея здравая).
(Reply) (Parent) (Thread)
[User Picture]From: el_d
2010-09-01 03:39 pm (UTC)
Но вот во время голода в Лимузене мастерские и бюро помощи устраивались параллельно.

С уважением,
Антрекот
(Reply) (Parent) (Thread)