?

Log in

No account? Create an account
"Пусть едят бриоши" - финал (см. два предыд. поста). - wyradhe — LiveJournal [entries|archive|friends|userinfo]
wyradhe

[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

"Пусть едят бриоши" - финал (см. два предыд. поста). [Aug. 30th, 2010|02:48 am]
wyradhe
"Пусть едят бриоши" - финал (см. два предыд. поста).

Вопрос о том, произнесла ли сакраментальное про бриоши Мария-Антуанетта решается, в конце концов, самым простым способом - выяснением того, когда об этом начали говорить. Проверку этого предприняли западные историки относительно недавно.

В итоге получилась следующая последовательность фаз.

1. В 1780-х - 1790-х во всем огромном вале памфлетов, карикатур, статей, песенок против Марии-Антуанетты ничего похожего на приписывание ей этой фразы нет. Зато есть другое - писали, что когда ее с семьей возвращали из бегства в 1791 году, она через окно кареты протягивала еду нищим и голодающим, но окружающие кричали этим голодающим, чтоб они не брали подаяния - не иначе как фурия его отравила, чтоб отправить на тот свет хоть кого из народа.

_Наивности_ и оторваннности от жизни Марии-Антуанетте никто в 1780-х - 1790-х не приписывал вообще. Ей приписывали сознательную ненависть к народу, стремление утопить его в крови и удушить голодом. Поэтому реплику про бриоши ей могли бы приписать в это время только при понимании этой реплики как злобной намеренной издевки над голодающими - но и этого никто не делал.

2. При этом в конце 18 - начале 19 вв. (как мы знаем от графини де Буэнь) во Франции действительно ходила история о бурбонской особе королевской крови, высказавшейся в таком духе (только не про бриоши, а про корку от паштета), и история эта рассматривалась как компрометирующая династию - однако в этом качестве называлась одна из дочерей Людовика XV (Виктуар или Софи), а реплика ее подавалась только как знак оторванности от народа и вопищего неведения о его положении.

Точно в том же качестве рассматривались подобные реплики в фольклоре вообще и французском анекдоте (извесном по Руссо) первой половины 18 века о "великой принцессе", посоветовавшей есть именно бриоши. (По-видимому, это национальная переделка истории о Марии-Терезе и ее реплики про корку от паштета, которая в династии Бурбонов удерживалась в своем оригинальном виде, а в национальной массе переделалась в реплику о бриошах, более хлесткую, так как бриоши вообще привычнее и лучше ложатся в пару к простому хлебу, да еще в качестве образца дорогого мучного блюда, чем корка от паштета).

Неудивительно в таком случае, что эта реплика - которая и в фольклоре чистом, и в фольклоре историческом ходила именно как знак изнеженного неведения реальной жизни (при пустоумном, но все-таки доброжелательстве у народу) - не приписывалась Марии-Антуанетте, которую воспринимали как злую фурию, намеренно желающую народу погибели, а вовсе не как наивно-оторванную от жизни королеву, благожелательно сюсюкающую о народной участи.

3. В 1843 г. однако, журналист Карр приписывает реплику про бриоши уже Марии-Антуанетте, причем ссылается на этот эпизод как на нечто достаточно известное людям его времени - и дальше так оно и идет; но внимание! - реплика эта в 19 - 20 веках рассматривается именно как проявление вопиющей оторванности от жизни, а не намеренной издевки - то есть в фольклорном духе; при этом полностью игнорируется тот очевидный факт, что никакая реальная королева старше 18 лет всерьез такое сказать не могла.
В свою очередь, про реплику принцессы Виктуар про корку от паштета все стремительно забывают.

Такой ход событий означает, что
а) ничего Мария-Антуанетта про бриоши не говорила;
б) реплики этого рода в исторических анекдотах воспринимались общественным сознанием в фольклорном духе, как проявление оторванности от жизни, а не издевки;
в) во второй половине 18 - началде 19 века героиней соответствующей истории была принцесса Виктуар (или Софи), дочь Людовика XV, а Марии-Антуанетте никто и не подумал бы такое приписывать, потому что она отнюдь не воспринималась как пустоцветно-благожелательная к народу избалованная барынька; в 1780-1800 ее считали злобной фурией, сознательной ненавистницей народа;
г) однако между 1815 и 1840 г. в поколении внуков революции утвердилось совершенно иное отношение к царствующей паре 1774-1792/1793 гг. Из врагов нации, какими их считали в 1793 (а королеву и задолго до того) они задним числом были обращены в слабых, оторванных от реальности, легкомысленных и безответственных правителей: король-де только охотился и был равнодушен к общественным делам, в которых ничего и не смыслил (на все лады склоняется знаменитая запись "rien - ничего" - 14 июля 1789, в день падения Бастилии, в его дневнике), королева развлекалась - и они заплатили жизнью раздраженному народу за притеснения и ужасное наследство предыдущих царствований, в котором они не хотели даже отдать себе отчет. Именно под воздействием этого нового клише в России начинают писать, что
нежестокие и благонамеренные, но слабовольные и не понимающие положения дел Людовики Шестнадцатые платятся за своих предшественников.

Новому образу королевской четы - и, в частности, королевы - как оторванной от реальности, пустоголовой-бездумной (в части королевы) и ленивоголовой/тугодумной (в части короля), но незлой пары - как раз вполне отвечала реплика про бриоши, взятая в ее традиционном для Франции смысле - как знак оторванности от действительных проблем народа. И в тот же самый период, между 1815 и 1840 гг., группа рассказов о таких репликах бурбонских царственных женщин (жены Людовика XIV и дочери Людовика XV) была контаминирована, циклизована и перенесена на Марию-Антуанетту - как последнюю, и тем самым символически самую яркую бурбонскую королеву старого режима. К середине XIX века эту реплику полностью "переприписали" ей, причем именно в обшенародной (известной по Руссо) редакции, где фигурируют бриоши, а не в династической бурбонской редакции (где фигурирует корка от паштета) - и так оно с тех пор и ехало.

Кстати, именно правление Орлеанского дома (1830-1848, Луи-Филипп) было временем, особо благоприятным этой контаминации. Орлеанский дом еще в 1780-х ненавидел Марию-Антуанетту, и при этом именно после 1830 был очень востребован миф о том, что Орлеанские  понимали ситуацию верно и хотели служить народу, а старшая линия Бурбонов была паразитарна, бездумна и за то поделом слетела и в 1792, и в 1830.
LinkReply

Comments:
[User Picture]From: el_d
2010-08-31 07:24 am (UTC)
***Крестьяне были несколько вменяемее, но их роль в революции была минимальна.
Как, а "великий страх"?

С уважением,
Антрекот
(Reply) (Parent) (Thread)
From: wyradhe
2010-08-31 09:50 am (UTC)
Именно. Был великий страх, прошел великий страх (в августе 1789), и в 1790-1791 гг. и в переворотах 1792 г. и далее крестьяне практически никакой же роли не играли. В начале августа, независимо от "великого страха" (параллельно самому его началу) Учр. собрание отменило личные феод. повинности и десятину, а поземельные повиннности оставило в силе, и только установило принципиальную возможность их выкупить; правила выкупа были созданы лишь весной 1790, причем такие, что выкупить их по силам было только для самых зажиточных крестьян; те осенью повоставали ПРОТИВ конст. правительства, и Учредительное собрание эти восстания подавило, в том числе силами нац. гвардии. По конституции 1791 года подавляющая часть крестьян в выборах участвлвать не могла. В конце 1791 тоже имели место волнения крестьян, тоже безрезультатно. Коммуна Парижа, овладевшая ситуацией в августе 1792, продиктовала всеобщее изб. право и новые мелкие уступки крестьянам, но добились этого не сами крестьяне, и уступки эти были незначительны (аннулировались без выкупа те поземельные повиннности, которые не были зафиксированы документами). Ввели более выгодный для массы крестьянства режим продаж конфискованной у Церкви и эмигрантов земли - и отменили этот более выгодный режим в конце 1792 и весной 1793. После якобинского переворота (который тоже обошелся без крестьян) летом 1793 вновь был введен этот более выгодный режим и, наконец, отменены без выкупа феодальные повинности, причем крестьяне ничего для этого не сделали и сделать не могли - это был просто акт сверху; а якобинцев от этого крестьяне все равно не полюбили, потому что главного пожелания основной массы крестьян - введения минимума и максимума земельной собственности и раздел излишков между малоземельными - они выполнять не хотели.
Крестьянство не было движущей силой ВФР, оно было объектом тех или иных ее актов, а решали дело города и идеи городских вожаков. Самыми серьезными движениями крестьян за всю ВФР были "великий страх" (короткое и не имевшее реформаторских последствий дело) и антиреспубликанские крестьянские восстания в Вандее и Бретани.
(Reply) (Parent) (Thread)
[User Picture]From: el_d
2010-08-31 09:54 am (UTC)
***В начале августа, независимо от "великого страха" (
Это не независимо. Это как раз вследствие. Это купировать пытались.
Фактически, тот толчок, от которого все и покатилось. Потому-то многие и действовали потом _с оглядкой_.

***введения минимума и максимума земельной собственности и раздел излишков между малоземельными - они выполнять не хотели.***
Ну это смотря кто.

С уважением,
Антрекот
(Reply) (Parent) (Thread)
From: wyradhe
2010-08-31 03:21 pm (UTC)
"Это не независимо. Это как раз вследствие. Это купировать пытались".

Они не могли бы успеть. Волнения начались в июле, всерьез развернулись в августе - а меры были приняты 4-11 августа. Учитывая, что их и их принятие готовили, выходит, что готовить их начали еще до "великого страха" - и действительно, их обсуждали уже в июне.

То есть все наоборот: это известия о том что готовятся агр. реформы и что начались большие перемены к вольности, вдохновили крестьян на волнения, а не волнения вызвали реформы.

Сами же волнения оказались очень легко подавляемы. При общем параличе и принципиальном нежелании короля применять силу именно волнения 1789 проходили беспрепятственно (почти). Но вот конституционное руководство в 1790-нач. 1793 подавляло их без труда.

"***введения минимума и максимума земельной собственности и раздел излишков между малоземельными - они выполнять не хотели.***
Ну это смотря кто. "

я имею в виду руководство в целом. Отдельные были, конечно, за.

(Reply) (Parent) (Thread)
[User Picture]From: el_d
2010-08-31 04:02 pm (UTC)
***Учитывая, что их и их принятие готовили, выходит, что готовить их начали еще до "великого страха" - и действительно, их обсуждали уже в июне.***
Так обсуждали же в том числе и в том контексте, что деревня взорвется.

***Отдельные были, конечно, за.
Сен-Жюст это как?

С уважением,
Антрекот
(Reply) (Parent) (Thread)
From: wyradhe
2010-08-31 10:10 pm (UTC)
Так не приняли же в итоге. Кто бы ни был за, Комитет общ. спас. в целом был против (я не смотрел, кто там конкретно был против - Робеспьер или кто-то другой).
(Reply) (Parent) (Thread)
[User Picture]From: el_d
2010-09-01 05:13 am (UTC)
Вантозские декреты даже приняли. Реализовать уже не успели.

С уважением,
Антрекот
(Reply) (Parent) (Thread)
From: wyradhe
2010-09-01 06:11 pm (UTC)
От [info]eleonored

Извините, что встреваю без приглашения, но рассуждения Ваши по поводу крестьян во Французкой революции показались мне... как бы выразиться... несколько странными... или - анахроничными: суждения на уровне представлений столетней давности и даже ранее, но совершенно невозможны после крестьянских исследований ХХ века, среди которых одно из самых значительных - книга А.В.Адо "Крестьяне и Великая французская революция" (ее даже французы перевели!). Так вот, там можно найти информацию и о реальном положении французских крестьян в последнюю пору Старого порядка, и о пяти "жакериях" 1789-1792 годов, и о тех - неодинаковых - требованиях, которые выдвигались в ходе их крестьянами (антифеодальные, антиналоговые, продовольственные), и о том, как и в чем связаны - и в чем, напротив, не связаны - динамика крестьянских движений и политика центральных властей...
Отмечу лишь несколько моментов...
Выборы. В выборах Генеральных Штатов имели право принять участие все крестьяне - т.е. мужчины в возрасте не менее 25 лет, уплачивающие прямой налог. Имущественный ценз, введенный конституционным законодательством Учредительного собрания, был невысок - уплата прямого налога в размере не менее трехдневной заработной платы, средней для данной местности; в составленные после этого списки "активных граждан" было включено около 4,5 млн. человек, что составляет порядка 60-65 % взрослых мужчин, ну а учитывая, что реально в голосованиях даже после отмены имущественного ценза принимали участие порядка полутора-двух миллионов граждан. Таким образом, утверждение, что "По конституции 1791 года подавляющая часть крестьян в выборах участвлвать не могл" - не имеет ни малейшего отношения к действительности.
Спорным будет и другое - " правила выкупа (повинностей) были созданы ... такие, что выкупить их по силам было только для самых зажиточных крестья". Спорным, потому что мы никогда не сможем узнать, какая часть крестьян могла бы воспользоваться правом выкупа повинностей, поскольку уже через три года все эти повинности были упразднены безвозмездно (именно этого крестьяне прежде всего и добивались, и в результате примерно половина обрабатываемых земель франции, находившихся прежде в вечнонаследственным держанием крестьян, стали их, крестьян, полноценной свободной собственностью). Но дело в том, что размер выкупного платежа определялся из расчета капитализации 4-х - 5-ти процентной ренты, а поскольку в среднем по стране феодальный вычет на бОльшей части территории Франции не превышыл 10-12 % валового продукта крестьянского хозяйства, и таким образом сумма выкупного платежа соответствовала обьему продукции крестьянского хозяйства за 2-2,5 года - гораздо меньше стоимости самой земли; посильно ли это было лишь для "самых зажиточных"?!
Совершенно непонятно, на основании чего Вы решили, что "главныое пожелание основной массы крестьян - введения минимума и максимума земельной собственности и раздел излишков между малоземельным"? - Нет, идея установления максимума земельного владения в крестьянских движениях встречается - главным образом со второй половины 1793 и в петициях и выступлениях сельской бедноты, - но уж никак не "основной массы крестьян"! - а вот насчет "раздела излишков" тезис, как мне представляется, из реалий российских крестьянских движений, где система поземельных отношений была принципиально иной...

Eleonore
(Reply) (Parent) (Thread)
[User Picture]From: eleonored
2010-09-11 12:00 pm (UTC)
Добрый день!
К сожалению, не могла раньше ответить - хоть и собиралась сразу...
Я, однако, не понял, как это может быть 65-ю процентами от взрослых мужчин. Я не владею материалом по Франции, но в России в конце 19 века люди до 20 лет составляли четверть населения. При той же пропорции мужчин старше 20-ти во Франции было бы 9,5 млн. человек, от которых 4,5 млн. - менее половины.
-- Старше 25 лет - именно таким был возраст гражданского совершеннолетия во Франции и при Старом порядке, и в первые годы Революции: только при выборах в Конвент возрастной ценз для избирателей был снижен до 21 года...

1) ход революции определяло не крестьянство и не его настроения; оно было объектом революции в неизмеримо большей степени, чем его субъектом (собственно, как вообще крестьяне могли бы всерьез повлиять на политику революции? разве что в качестве солдат, взятых в армию. Но они воевали хорошо и в 1793, и в 1796, и в 1800, и в 1811, и в 1814).
-- Но в 1792 - все ж еще не так хорошо! - военные победы начинаются с осени 1794, причем в основном - уже поздней осени...
Ну и - влияние ведь может быть и не прямое...

2) Революция чаяния деревенских низов удовлетворять не стремилась (я не читал монографии 87-го года, но в монографии 71-го эта мысль у Адо была и на истфаке в 70-х - середине 80-х он ее также высказывал.

3) На этапе 1789-1791 революция вообще чаяний крестьянства не удовлетворяла и не собиралась этого делать. Опять-таки, этот тезис Адо выражал в 80-х совершенно четко. Сейчас я посмотрел очерк об Адо, написанный моим однокурсником, специалистом по Революции - там так и сказаноЮ память меня не подвела:


-- Однокурсник - Дмитрий Бовыкин, да? ;)
Что касается общей характеристики итогов - с очень-очень давних времен я привыкла судить о таковых, следуя принципу, высказанному некогда нашим соотечественником, ссылаться на которого ныне считается дурным тоном: “Исторические заслуги судятся не по тому, чего не дали
исторические деятели сравнительно с современными требованиями, а по тому ,
что они дали нового сравнительно с своими предшественниками”; и с этой точки зрения уже законодательство начального этапа Революции дало французским крестьянам несопоставимо больше, чем аналогичного рода реформы в других странах на протяжение более чем столетия после... - не говоря уж о якобинском законодательстве...
С другой стороны - еще вопрос, сколь велика была доля деревенских низов - в общей массе французского крестьянства? - ведь многое из того, что могло бы решить их проблемы, - входило в противоречие с тем, в чем было заинтересовано среднее крестьянство (я уж не говорю, что в разных частях страны эти интересы сами по себе были весьма разнообразны...
И уж тем более невозможным было бы какое-либо универсальное решение, которое бы не только в равной степени учитывало интересы всех крестьян, но вдобавок к тому еще и служило бы экономическому прогрессу...
Дело, думается, в расстановке акцентов
(Reply) (Parent) (Thread)