?

Log in

No account? Create an account
wyradhe [entries|archive|friends|userinfo]
wyradhe

[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

Навигация по данному ЖЖ и другие истории: тематический указатель. [Apr. 28th, 2020|02:17 pm]
wyradhe
Навигация по данному ЖЖ и другие истории: тематический указатель.


Разные вёрсы и естественная теология

Правильные Пчёлы

Феогнид Мегарец:Read more...Collapse )
Рабочий Лотмана
Трудности Мюллера
Дмитрий Фёдорович Трепов -Read more...Collapse )
Скромные подношения духу всадника Мамурры из Формий: Read more...Collapse )
Император Александр II -Read more...Collapse )
ВАЛЕНТИН КАТАЕВ: Гражданская война Валентина КатаеваКатаев и ГубчЕка - 1920:Read more...Collapse )

ФЕЛЬДМАРШАЛ КУТУЗОВ;
Государственная измена фельдмаршала Кутузова (кратко самое главное тут );
Фигнер, Кутузов и Наполеон ;
Александр, рескрипт, Кутузов ; Александр, рескрипт, Кутузов -2;
Самый смелый поступок императора Александра;
Кутузов, Александр,охрана;
Наполеон в Вильно;
Жеманфуист Кутузов при Малоярославце и Красном;
Фельдмаршал Кутузов о ваххабизме
Кутузов и малые сииКутузов как помещик
"Вы ранены, товарищ!" ;
Кутузов, Наполеон и Михайловский-Данилевский
;
Миф об искательствах Кутузова ;
Замечание бар. Левенштерна как портрет Кутузова. ;
Примеры преязвительных обид и уничижений, учененных Государю Императору Александру I верноподданным его Михайлой Ларионовичем Кутузовым: 12.12.23.13.24
Кутузов: Швейкование с двойным дном.
Картина мира Кутузова и бог деизма: краткие предварительные замечания 1, 2, 3, 4
Доносы Ферзена на Кутузова

ДЕДУШКА КРЫЛОВ и местами матушка ЕкатеринаRead more...Collapse )
ЛЕОНИД ИЛЬИЧ
Почему Брежнев отступил с Урала в 1930 году, и другие историиRead more...Collapse )
ФЕЛЬДМАРШАЛ КЛЮГЕ:Read more...Collapse )
Фельдмаршал Роммель:
Райнеке-Фухс, или как оберстлёйтнант Роммель рейхсъюгендфюрера фон Шираха надул. Read more...Collapse )
Адель Зандрок платит Гитлеру презлым за предобрейшее Read more...Collapse )
Я нашел среди них солдат, а не палачей - 1572Read more...Collapse )
Белые черные и красные черные в Руанде: 1 ; 10 Заповедей Хуту от Хасана Нгезе ;Read more...Collapse )Ненавижу тех я хуту - текст и переводRead more...Collapse )
Булгаков:
Как Булгаков попал в Белую армию;Read more...Collapse )Read more...Collapse )
Моше Даян и ШкуроRead more...Collapse )
ЭДВАРД и ЭДВАРДИАНЦЫ
Эдвардианцы
Примечание  Китченера
Любимый король КиплингаRead more...Collapse )Read more...Collapse )
ДЯДЯ МЫШКА И ТЁТЯ ЛЕОПАРД
Стрелой Немврода: мир Георгия Иванова
Тетя Леопард в картинкахRead more...Collapse )Read more...Collapse )
Самое оно
Куфаечка на голом телеRead more...Collapse )Read more...Collapse )
КИПЛИНГ
Редьярд Киплинг как аккадский поэт: 12,Read more...Collapse )Read more...Collapse )
Леонов: 12Read more...Collapse )
ГРИБОЕДОВ И "ГОРЕ"
Происхождение, служба, обстоятельства А.А. Чацкого:Read more...Collapse )Read more...Collapse )
Гумилев:
Гумилев, Шубинский, Богомолов ;
да, был в заговоре, и заговор был - 12 (с середины треда и далее) ;
О ком говорится в «Пятистопных ямбах»? - 12;
Полушин и Гумилёв 12Read more...Collapse )
Сергей Кузнецов, "Гроб Хрустальный": 1Read more...Collapse )
Дмитрий Быков. Теодицея

Василий Шульженко и Марк АврелийRead more...Collapse )

Большие Невезухи

Император Николай I
Особенности национального воспитания,
Большой Порядок:Read more...Collapse )
Превосходящие силы банды идиотов:Read more...Collapse )

ПАНОПТИКУМ
Read more...Collapse )Read more...Collapse )
Любимые национал-социалистские цитаты1234567,  89, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18Read more...Collapse )
Замечательная речь Юрия Карловича Олеши о Шостаковиче и Сумбуре
Read more...Collapse )НИКОЛАЙ ВЛАДИМИРОВИЧ НЕДОБРОВО Read more...Collapse )БЛАГОЧЕСТИВОЕ:Read more...Collapse )

Доблести, подвиги, слава
Read more...Collapse )

Ларочки, Ларочки, вешнего мая приметы:Read more...Collapse )Борис ЛеонидовичRead more...Collapse )

Фауна большевистско-литературнаяRead more...Collapse )Занимательная зоология. Эренбург у Буниных.
Осмелюсь доложить, господин фельдкурат, вот ведь гидра!, или тов. Ходасевич и большевики:Read more...Collapse )Всё нашенство кругомRead more...Collapse )

Гражданская война
Мифы и легенды ГВ-1. Погромы, звезды, равноправие
Иоанн, царь Глинский и всея правобережной Ворсклы (1919 год)
Черносотенная белогвардейщина
Очерки южнорусской белой военной идеологии: 1, 2, 3Read more...Collapse )

ТЭГИ: http://wyradhe.livejournal.com/tag/
Link63 comments|Leave a comment

Любопытный случай радения (1880) [May. 5th, 2018|01:55 am]
wyradhe
Любопытный случай радения (1880)

Воспоминания Д.Н. Любимова о речи Достоевского на Пушкинских торжествах в Москве в 1880 г.

(...) Достоевский, встреченный громом рукоплесканий, взойдя на кафедру, - я помню ясно все подробности, - протянул вперед руку, как бы желая их остановить. Когда они понемногу смолкли, он начал прямо, без обычных "милостивые государыни, милостивые государи", так:
- Пушкин есть явление чрезвычайное и, может быть, единственное явление русского духа, сказал Гоголь. Прибавлю от себя: и пророческое.
Первые слова Достоевский сказал как-то глухо, но последние каким-то громким шепотом, как-то таинственно. Я почувствовал, что не только я, но вся зала вздрогнула и поняла, что в слове "пророческое" вся суть речи и Достоевский скажет что-либо необыкновенное. Это не будет обыденная на торжествах речь из красивых фраз, как была у Тургенева накануне, а что-то карамазовское, тяжелое, мучительное, длинное, но душу захватывающее, от которого оторваться нельзя, как все произведения Достоевского.
Достоевский заметил произведенное впечатление и повторил громко:
- Да, в появлении Пушкина для всех нас, русских, нечто бесспорно пророческое. (...)
(...) (...) (...) Здесь Достоевский хотел что-то отыскать в своих листках, но, видимо, не нашел, бросил их и прямо перешел к самому, как он выразился, положительному типу Пушкина - к Татьяне.
- Да, это тип положительной красоты, это апофеоз русской женщины! - воскликнул он. - Такой красоты положительный тип русской женщины уже и не повторялся в нашей литературе... кроме, пожалуй... - Тут Достоевский точно задумался, потом, точно превозмогая себя, быстро: - кроме разве Лизы в "Дворянском гнезде" Тургенева...
Вся зала посмотрела на Тургенева, тот даже взмахнул руками и заволновался; затем закрыл руками лицо и вдруг тихо зарыдал. Достоевский остановился, посмотрел на него, затем отпил воды из стакана, стоявшего на кафедре. Несколько секунд длилось молчание; среди общей тишины слышались сдерживаемые всхлипывания Тургенева [Тургенева Достоевский не жаловал и вывел в виде Кармазинова, отсюда и]. Затем Достоевский продолжал (...) (...) (...)
Достоевский цитировал, приводя на память, целый ряд примеров из стихотворений Пушкина.
- Да! - воскликнул он. - Пушкин, несомненно, предчувствовал великое грядущее назначение наше. Тут он угадчик, тут он пророк! Стать настоящим русским, может быть, и значит только стать братом всех людей - всечеловеком... И все это славянофильство и западничество наше есть только одно великое между нами недоразумение. Вся история наша подтверждает это. Ведь мы всегда служили Европе более, чем себе. Не думаю, что это от неумения наших политиков происходило... Наша, после долгих исканий, быть может, задача и есть внесение примирения в европейские противоречия; указать исход европейской душе; изречь окончательное слово великой гармонии, братского согласия по Христову евангельскому закону...
Тут Достоевский остановился и как-то всплеснул руками, как бы предвидя возражения, но вся зала замерла и слушала его, как слушали когда-то пророков.
- Знаю, - воскликнул Достоевский, и голос его получил какую-то даже непонятную силу, в нем звучал какой-то экстаз, - прекрасно знаю, что слова мои покажутся восторженными, преувеличенными, фантастичными; главное, покажутся самонадеянными: "Это нам-то, нашей нищей, нашей грубой земле такой удел, это нам-то предназначено высказать человечеству новое слово?" Что же? Разве я говорю про экономическую славу? Про славу меча или науки? Я говорю о братстве людей. Пусть наша земля нищая, но ведь именно нищую землю в рабском виде исходил, благословляя, Христос. Да сам-то он, Христос-то, не в яслях ли родился?
Если мысль моя фантазия, то с Пушкиным есть на чем этой фантазии основываться. Если бы Пушкин жил дольше, он успел бы разъяснить нам всю правду стремлений наших. Всем бы стало это понятно. И не было бы между нами ни недоразумений, ни споров. Но бог судил иначе. Пушкин умер в полном развитии своих сил и, бесспорно, унес с собой в гроб некоторую великую тайну. И вот мы теперь, без него, эту тайну разгадываем...
Последние слова своей речи Достоевский произнес каким-то вдохновенным шепотом, опустил голову и стал как-то торопливо сходить с кафедры при гробовом молчании. Зала точно замерла, как бы ожидая чего-то еще. Вдруг из задних рядов раздался истерический крик: "Вы разгадали!" - подхваченный несколькими женскими голосами на хорах. Вся зала встрепенулась. Послышались крики: "Разгадали! Разгадали!", гром рукоплесканий, какой-то гул, топот, какие-то женские взвизги. Думаю, никогда стены московского Дворянского собрания ни до, ни после не оглашались такою бурею восторга. Кричали и хлопали буквально все - и в зале и на эстраде. Аксаков бросился обнимать Достоевского. Тургенев, спотыкаясь, как медведь, шел прямо к Достоевскому с раскрытыми объятиями. Какой-то истерический молодой человек, расталкивая всех, бросился к эстраде с болезненными криками: "Достоевский, Достоевский!" - вдруг упал навзничь в обмороке. Его стали выносить. Достоевского увели в ротонду. Вели его под руки Тургенев и Аксаков; он, видимо как-то ослабел; впереди бежал Григорович, махая почему-то платком. Зал продолжал волноваться. (...)
Председатель отчаянно звонил, повторяя, что заседание продолжается и слово принадлежит Ивану Сергеевичу Аксакову. Зал понемногу успокаивается, но сам Аксаков страшно волнуется. Он вбегает на кафедру и кричит: "Господа, я не хочу, да и не могу говорить после Достоевского. После Достоевского нельзя говорить! Речь Достоевского - событие! Все разъяснено, все ясно. Нет более славянофилов, нет более западников! Тургенев согласен со мною". Тургенев с места что-то кричит, видимо, утвердительное. Аксаков сходит с кафедры. Слышны крики: "Перерыв! перерыв!.." Председатель звонит и объявляет перерыв на полчаса. (...)

***

Сам Достоевский писал об этом жене: " Когда я вышел, зала загремела рукоплесканиями и мне долго, очень долго не давали читать. Я раскланивался, делал жесты, прося дать мне читать,— ничто не помогало: восторг, энтузиазм (...) Наконец я начал читать: прерывали решительно на каждой странице, а иногда и на каждой фразе громом рукоплесканий. Я читал громко, с огнем. Всё, что я написал о Татьяне, было принято с энтузиазмом (это великая победа нашей идеи над 25-летием заблуждений!). Когда же я провозгласил в конце о всемирном единении людей, то зала была как в истерике, когда я закончил — я не скажу тебе про рёв, про вопль восторга: люди незнакомые между публикой плакали, рыдали, обнимали друг друга и клялись друг другу быть лучшими, не ненавидеть вперед друг друга, а любить. Порядок заседания нарушился: все ринулись ко мне на эстраду: гранд-дамы, студентки, государственные секретари, студенты — всё это обнимало, целовало меня. Все члены нашего общества, бывшие на эстраде, обнимали меня и целовали, все, буквально все плакали от восторга. Вызовы продолжались полчаса, махали платками, вдруг, например, останавливают меня два незнакомые старика. „Мы были врагами друг друга 20 лет, не говорили друг с другом, а теперь мы обнялись и помирились. Это вы нас помирили. Вы наш святой, вы наш пророк!”. „Пророк, пророк!” — кричали в толпе. Тургенев, про которого я ввернул доброе слово в моей речи, бросился меня обнимать со слезами. Анненков подбежал жать мою руку и целовать меня в плечо. „Вы гений, вы более чем гений!” — говорили они мне оба. Аксаков (Иван) вбежал на эстраду и объявил публике, что речь моя есть не просто речь, а историческое событие! Туча облегала горизонт, и вот слово Достоевского, как появившееся солнце, всё рассеяло, всё осветило. С этой поры наступает братство и не будет недоумений. „Да, да!” — закричали все и вновь обнимались, вновь слезы. Заседание закрылось. Я бросился спастись за кулисы, но туда вломились из залы все, а главное женщины. Целовали мне руки, мучали меня. Прибежали студенты. Один из них, в слезах, упал передо мной в истерике на пол и лишился чувств. Полная, полнейшая победа! Юрьев (председатель) зазвонил в колокольчик и объявил, что „Общество люб<ителей> рос<сийской> словесности” единогласно избирает меня своим почетным членом. Опять вопли и крики. После часу почти перерыва стали продолжать заседание. Все было не хотели читать. Аксаков вошел и объявил, что своей речи читать не будет, потому что всё сказано и всё разрешило великое слово нашего гения — Достоевского. Однако мы все его заставили читать (...) В этот час времени успели купить богатейший, в 2 аршина в диаметре лавровый венок, и в конце заседания множество дам (более ста) ворвались на эстраду и увенчали меня при всей зале венком: „За русскую женщину, о которой вы столько сказали хорошего!”. Все плакали, опять энтузиазм. Городской голова Третьяков благодарил меня от имени города Москвы.

***

Несчастные солдаты, крестьяне, рабочие, офицеры, врачи, цари, министры... В качестве производителей смыслов и идей индюшка судьба им подсунула _вот это_.

Слышно, что теперь новоевропейская (с конца 18 века) фабрика-кухня, пущавшая газы, под действием которых только и возможно было все изложенное, фактически закрылась, и даже самые работники и инженеры ее заменяются постепенно пакистанцами.
Некоторые еще и утверждают, что об этом надо пожалеть. Обманывают, вот.
Link87 comments|Leave a comment

Трепов и Николай II, речи к рабочим после 9 января [Apr. 30th, 2018|11:04 pm]
wyradhe
Трепов и Николай II, речи к рабочим после 9 января

- Потери громадны, особенно в корпусе, ваше величество.
— Ну что значит «громадны», Михаил Васильевич?
— Около пятидесяти процентов, ваше величество, и, что особенно тяжело, в том числе масса достойных офицеров.
— Э-э-э, Михаил Васильевич, такие ли еще погибали. Обойдемся с другими, еще хватит.
— Ваше величество, прикажете все-таки поддержать корпус и сообщить телеграфом выражение вашей искренней скорби?
— Дайте, пожалуй, только не надо «искренней», а просто «скорби».
(Лемке, 250 дней в Ставке, достоверность непроверяема).

После 9 января Трепов убеждал императора принять депутации от рабочих и обратиться к ним с речью. Он написал и проект этой речи (опубл. в: Красный Архив. 1927. 1 (20). С. 241-242).
Император отнесся к делу отнюдь не равнодушно. Он самым тщательным образом переправил треповский текст и обратился к рабочим со словом, существенно измененным по его, императора, воле (опубл. Ведомости Спб. градоначальства», прибавление к № 16 от 20 января 1905 г.).

Привожу оба текста.

ТРЕПОВ за императора:
Я принял вас, чтобы сказать после всего случившегося на этих днях в сто­лице Мое слово. Запомните его и верно передайте всем вашим товари­щам. Когда на улицах Петербурга пролилась кровь Моих подданных, сердце Мое тоже облилось кровью от скорби о несчастных, большею частью непо­винных жертвах происшедшей смуты. Виновны в ней изменники и воры, ко­торые вас обманули и которым вы к сво­ей пагубе поверили. Я верю, что, кроме горсти негодных и потерянных людей, рабочие в огром­ном большинстве были, есть и будут истинно русскими православными людьми, любящими Бога, Царя и Оте­чество, верными сынами России, и про­щаю им их вину.
Трудна жизнь рабочего человека. Многое нужно в ней исправить, во многом облегчить и упорядочить усло­вия этой жизни. Знаю это; думаю и пекусь о всех вас и устрою так, чтобы все справедливые ваши нужды были удовлетворены, при соблюдении той же справедливости и относительно хозяев ваших. Я позабочусь, чтобы и хозяева, и ра­бочие всегда имели законную возможность заявлять о своих нуждах и чтобы никто никогда не был обижен и обездолен. А теперь возвращай­тесь на ваши заводы и фабрики и принимайтесь, благословясь, за дело. Помните, что Россия воюет с сильным внешним врагом. Все русские люди от мала до велика, кто не изменник своей родины, должны дружно приняться за общую работу, и тогда Бог дарует нам победу.

ИМПЕРАТОР за императора по канве Трепова.
Я вызвал вас для того, чтобы вы могли лично от Меня услышать слово Мое и непосредственно передать его вашим товарищам. Прискорбные события с печальными, но неизбежными последствиями смуты произошли от того, что вы дали себя вовлечь в заблуждение и обман изменниками и врагами нашей родины. Приглашая вас идти подавать Мне прошение о нуждах ваших, они поднимали вас на бунт против Меня и Моего Правительства, насильственно отрывая вас от честного труда в такое время, когда все истинно-русские люди должны дружно и не покладая рук работать на одоление нашего упорного внешнего врага. Стачки и мятежные сборища только возбуждают безработную толпу к таким беспорядкам, которые всегда заставляли и будут заставлять власти прибегать к военной силе, а это неизбежно вызывает и неповинные жертвы. Знаю, что не легка жизнь рабочего. Многое надо улучшить и упорядочить, но имейте терпение. Вы сами по совести понимаете, что следует быть справедливым и к вашим хозяевам и считаться с условиями нашей промышленности. Но мятежною толпою заявлять Мне о своих нуждах — преступно. В попечениях Моих о рабочих людях озабочусь, чтобы все возможное к улучшению быта их было сделано и чтобы обеспечить им впредь законные пути для выяснения назревших их нужд. Я верю в честные чувства рабочих людей и в непоколебимую преданность их Мне, а потому прощаю им вину их. Теперь возвращайтесь к мирному труду вашему, благословясь, принимайтесь за дело вместе с вашими товарищами, и да будет Бог вам в помощь.

***

Трепов: Я ПРИНЯЛ вас.
Имп.: я ВЫЗВАЛ вас.

Трепов: я хочу вам СКАЗАТЬ.
Имп.: я хочу, чтобы вы услышали лично от меня мое слово.

Трепов: пролилась кровь моих подданных... сердце Мое тоже облилось кровью от скорби о несчастных жертвах
(в том числе повинных, хоть большая часть жертв и вовсе неповинна)
Имп.: --- (вычеркивание всего этого без замены).

Трепов: большею частью непо­винные жертвы.
Имп.: (также) и неповинные жертвы.

Трепов: виновны изменники и воры, ко­торые вас обманули.
Имп.: вы дали себя вовлечь в заблуждение и обман изменниками. Мятежною толпою заявлять Мне о своих нуждах — преступно.

Трепов: я верю, рабочие в огром­ном большинстве были, есть и будут истинно русскими православными людьми, любящими Бога, Царя и Оте­чество, верными сынами России.
Имп.: Я верю в честные чувства рабочих людей и в непоколебимую преданность их Мне.

Трепов: _Трудна_ жизнь рабочего человека.
Имп.: _не легка_.

Трепов: Многое нужно в ней исправить, во многом облегчить и упорядочить усло­вия этой жизни.
Имп.: Многое надо улучшить и упорядочить, но имейте терпение.

Трепов: устрою так, чтобы все справедливые _ваши_ нужды были удовлетворены...и чтобы никто никогда не был обижен и обездолен.
Имп.: озабочусь, чтобы все возможное к улучшению быта _их_ было сделано.

Трепов: Позабочусь, чтобы и хозяева, и ра­бочие всегда имели законную возможность _заявлять_ о своих нуждах.
Имп.: и обеспечить им впредь законные пути для _выяснения_ _назревших_ их нужд.

Трепов: прощение за вину (при констатации того, что виновны немногие) - проговорено в начале; весь конец - призыв к национальному единству и общему труду в идущей войне с внешним общим врагом.
Имп.: прощение за вину вынесено в конец, констатация того, что виновны немногие, удалена; в финале вместо все-мы-"должны дружно приняться за общую работу" в борьбе с внешним врагом России - просто "возвращайтесь к мирному труду"; упоминание общей борьбы с внешним врагом оторвано и перенесено назад, где стоит без акцентирования затушеванным в придаточном предложении о том, как сильно провинились рабочие (им работать на одоление врага надо, не покладая рук, а они с нуждами пошли).

Трепов, финал: все примемся за общую военную страду, борясь с внешним  врагом.
Имп., финал: идите и возвращайтесь к вашему _мирному_ труду.

Император без Трепова вообще:
Приглашая вас идти подавать Мне прошение о нуждах ваших, они поднимали вас на бунт против Меня и Моего Правительства... Стачки и мятежные сборища только возбуждают безработную толпу к таким беспорядкам, которые всегда заставляли и будут заставлять власти прибегать к военной силе... Мятежною толпою заявлять Мне о своих нуждах — преступно.

Трепов: _ничего_ о неизбежности кровопролития и неповинных жертв при нарушении приказов властей и незаконных сборищах.  _Ничего_ о том, что происшедшие нарушения распоряжений власти дали  9 янвапя такие "беспорядки", которые делали неизбежным и опраданным имевшее место кровопролитие.
Имп.: совершенно ясно, акцентированно и четко именно об этом.

Трепов: ничего о том, что стачка и подача петиций в нарушении распоряжений власти  - это именно бунт и мятеж.
Имп.: обтекаемые формулировки, дающие, однако, именно это значение.
Трепов: смута.
Имп.: бунт и мятеж.


Общий смысл у Трепова: произошло трагическое недоразумение-кровопролитие, о котором я очень скорблю, вы в большинстве неповинны, а кто виновен - того прощаю; мы все должны приняться за общий труд в борьбе с внешним врагом.
У императора: вы сильно провинились, так что нарвались на заслуженный и неизбежный в случае таких провинностей расстрел, что печально, - но я вас прощаю. Возвращайтесь к своему мирному труду.

***

Мораль.
1. Император был крайне внимательным, глубоко проницательным, отлично чувствующим слово и смысл, пытливым, тщательным, настойчивым человеком. Редактирование им Трепова - исключительно точно, метко, последовательно, тонко; подчинено совершенно ясной логике; безупречному, до мельчайших оттенков, распознаванию того, что ты хочешь сказать и чем тебе не нравится то, что сказал кто-то иной; и безупречному же, не упускающему мелочей устранению этих несоответствий.

2. Хоть одна картечина на знаменитом водосвятии 6.01 могла бы пролететь чуть дальше и целесообразнее. Это, конечно, не из редактирований следует.

***

P.S. Известная история: когда в Туккуме захватила в 1905 власть революционная дума, подошедший карательный генерал Хорунженков атаковал повстанцев кавалерией и пехотой, был ими отражен, закрепился в пригороде, устрашил революционных главарей, заключил с ними соглашение о том, что он выпускает их отряд из города (без вооружения), а те сдают город, отдают ему плененных было ими солдат (и тела мертвых его солдат), распускают по домам созванных было крестьянских ополченцев и убираются, - и овладел Тукумом, после чего доложил наверх, что обошелся без предварительного артиллерийского обстрела ввиду просьбы городских обывателей и отсутствия снарядов, - то император наложил резолюцию, известную по записи военмина Редигера: "Собственной Его Величества рукой написано: "Это не причина. Надо было разгромить город". Ген.-лейтенант Редигер". Хорунженков подавил восстание в соответствующей части Курляндии быстро и эффективно (когда необходимо было, кстати, то действительно стрелял из артиллерии, в том числе по этому самому Туккуму выпустил 4 артиллерийские гранаты, - о чем наверх не докладывал, так как в этом случае обнаружил бы перед верхом, что артиллерия у него была); был немедленно смещен за излишнюю мягкость к революционерам (в частности, за то, что не схватил, в нарушение своего слова, парламентеров от них, которых сам же вызвал для переговоров о капитуляции и которым сам же гарантировал отпуск), в т.ч. по жалобам местных баронов на ту же мягкость.

Выразившаяся же в резолюции уверенность императора в том, что отсутствие снарядов не есть уважительная причина для отказа от разгрома города, - и вправду, мало ли есть способов разгромить город и без снарядов, - похоже, сильно сказалась в 1915 году.

***
Оффтоп по наводке  semen_serpent_2:

видная амер. феминистка-демократка и борецка за права женщин блокирует законодательный запрет детского женского обрезания в своем штате, так как такой запрет несет с собой коллатеральный расизм, ибо подразумевает, что среди иммигранток в Мэн есть такие, что на это самое обрезание способны. За ней в этой позиции следуют и иные демократы штата:
http://www1.cbn.com/cbnnews/us/2018/april/maine-democrats-refuse-to-pass-law-forbidding-barbaric-practice-on-little-girls
Link57 comments|Leave a comment

Циркулярная телеграмма Трепова губернаторам, 20-е числа окт. 1905 [Apr. 29th, 2018|11:05 pm]
wyradhe
Телеграмма Трепова губернаторам, 20-23 окт. 1905
(В литературе упоминается отправка этой телеграммы в Киев 20.10 после погрома, 23.10 в Ташкент, Минск, Читу, так что это циркуляр по всей стране)

Вновь прошу проявить всю полноту власти для прекращения беспорядков, насилий и погромов, дабы во что бы то ни стало обеспечить личную и имущественную безопасность обывателей; при этом считаю необходимым обратить внимание вашего превосходительства, что результаты достигаются своевременным принятием предупредительных мер, а не одним лишь кровопролитием, которое всегда является неизбежным, когда эти меры приняты не были. Подписал ген.-майор Трепов.


***

Кстати говоря, процитирую статью Переверзева (о карательной экспедиции Ренненкампфа) в Былом, номер 4 за 1907, с. 134-136: уж кто-кто, а Переверзев _приуменьшать_ беззакония функционеров власти не стал бы. Что же он пишет о Трепове?

"...Изъ Петербурга [речь идет как раз о распоряжениях Трепова] циркулярно предписывалось не злоупотреблять военной силой при усмирежи безпорядковъ... Такъ, въ циркуляре своемъ губернаторамъ отъ 3 сентября 1905 г. № 10053 министръ полиции Треповъ [конечно, неточность: министров полиции в России не было. Трепов был товарищем министра вну. дел, заведывающим полицией, то есть руководившим от имени министра департаментом полиции, возглааляемым директором его Гариным] писалъ следующее. «... Изъ поступающихъ въ настоящее время сообщенш военнаго ведомства усматривается, что командированныя въ распоряжеже гражданскихъ властей воинския части вызываются иногда последними безъ настоятельной къ тому необходимости и часто употребляются не по предмету ихъ прямого назначения... ..Прошу Васъ, Милостивый Государь, прибегать къ содЪйствию командированныхъ въ Ваше распоряжеше воинскихъ частей лишь въ случаяхъ настоятельной необходимости...» Однако вследъ за этимъ циркуляромъ Треповъ, подъ давлениемъ быстро развивающихся событий, шлетъ Холщевникову другую телеграмму отъ 13 октября 1905 г., где говоритъ: «въ виду участившихся случаевъ уличныхъ безпорядковъ, прошу принимать рЪшительныя меры подавления, не останавливаясь примЪнешемъ вооруженной силы. Особенное внимание обратите на охрану правительственныхъ учреждена и т. д. ... » Опубликоваше манифеста 17-го октября, кстати сказать, упавшаго, какъ снЪгъ на голову, мЪстнымъ властямъ, влечетъ за собой некоторое ослабление воинственнаго тона министерскихъ [= Трепова] телеграммъ, что вызываетъ у генерала Холщевникова недоумение, какъ согласовать манифестъ и слЪдующия за нимъ телеграммы съ предыдущими циркулярами товарища министра (телеграмма Холщевникова Трепову отъ 25-го октября 1905 г., за № 9409). Въ нашемъ распоряженш имеется весьма интересная телеграмма Трепова относительно преслЪдовашя политически неблагонадежныхъ лицъ, въ коей проглядываетъ явная тенденция стать на твердо законную почву. Въ телеграмме этой (военному губернатору изъ Петербурга отъ 24-го октября 1905 г. за подписью заведующаго политической частью Рачковскаго), между прочимъ говорится, что «лишение свободы по разслЪдованиямъ въ порядке положения о мерахъ къ охранению государственнаго порядка и общественнаго спокойствия отныне должно применяться исключительно къ темъ лицамъ, которыя своею ясно проявленною деятельностью внушаютъ безусловно основательное подозрение въ совершении государственныхъ преступлений или въ прикосновенности къ нимъ, при томъ преступная деятельность коихъ въ течение указаннаго въ положении объ охране срока можетъ быть доказана съ положительностью, и дело можетъ быть направлено безъ продления срока ареста въ формальномъ порядке, указанномъ 1035 статьей уст. угол. суд. Изложенныя указания товарищъ министра, заведующий полицией [Трепов], предлагаетъ принять къ неуклонному руководству». Затемъ изъ телеграммъ Трепова, овеянныхъ «духомъ манифеста 17-го октября», следуетъ указать на две: одну отъ 23-го октября 1905 г., а другую отъ 27-го того же октября, адресованныя: Чита — губернатору. Въ первой изъ нихъ Треповъ говоритъ: «Вновь (?) прошу проявить всю полноту власти для прекращения безпорядковъ, насилия и погромовъ, дабы во что бы то ни стало обезпечить личную и имущественную безопасность обывателей; при этомъ считаю необходимымъ обратить внимание вашего превосходительства, что результаты достигаются своевременнымъ принятиемъ предупредительныхъ мъръ, а не однимъ лишь кровопролитиемъ, которое всегда является неизбежнымъ, когда эти мЪры приняты не были».
Во второй телеграмме Треповъ, подтверждая свои прежнее циркуляры объ усмирении обывателя, предписываетъ «въ применена ихъ действовать въ духе началъ, возвещенныхъ манифестомъ 17-го октября».... Явившийся на смену Трепова министръ внутреннихъ дЪлъ [Дурново, к которому с 3.11 перешло от Трепова, покинувшего свой пост в МВД, заведование полицией - отныне оно принадлежало самому министру вну.дел, а не его товарищу; с 3 по 10.11 товарища министра вну.дел не было вообще, 10.11 он был назначен, но то был уже не Трепов, и заведование полицией ему вручено не было] засыпаетъ администрацию рядомъ предписажй въ духе добраго стараго времени, где неподражаемо сплетаются жгучая ненависть къ свободе съ трепетнымъ страхомъ передъ грозой революции. Но и телеграммы новаго министра все-таки не даютъ руководящихъ началъ, даются они по поводу отдЪльныхъ эпизодовъ борьбы со «смутой» и въ нихъ нЪтъ и тени того яснаго толкования «началъ манифеста 17-го октября въ духе разумно понятой свободы», которое преподнесъ Росаи министръ-президентъ Столыпинъ" [т.е. и Дурново, по обстоятельствам, не решается вводить те общие ограничения, которые потом ввел Столыпин] .
Link6 comments|Leave a comment

Типография Рачковского и "Автохтоны" [Apr. 28th, 2018|08:14 pm]
wyradhe
Типография Рачковского и "Автохтоны"

Пересказываемая на все лады с весны 1906 года история о том, как Д.Ф. Трепов завел в недрах департамента полиции через Рачковского тайную типографию, которая существовала в конце 1905 - начале 1906 года и печатала погромные противоеврейские прокламации, чтобы вызывать погромы, и оттого, в частности, произошел погром в Гомеле в январе 1906,

- сильно перекликается для меня с впечатлением от перечитанных недавно "Автохтонов" Марии Галиной. С одной стороны, типография секретная, Рачковский ее действительно завел, прокламации там действительно печатались, содержание их было действительно предосудительным, Рачковсного в начале 1905 вернул в департамент полиции именно Трепов, Рачковский активно контактировал с Треповым и в конце 1905, сама идея воздействовать на мнение народно и давать направление и руководство объединениям людей из народа, - вполне треповская, в том смысле, что он был горячим приверженцем такого подхода.

При этом:
Рачковский линию на печатание этих прокламаций вел сам в сцепке и по поручению группировки, не только не включавшей Трепова, но ему враждебной и стремившейся именно Трепову и его влиянию противостоять - и, естественно, Трепову о такой составляющей своей деятельности не сообщал;
если Трепов вообще знал об этой типографии, о чем данных нет вовсе, то к составу прокламаций и их идеологической линии отношения не имел (занимался этим Рачковский под контролем Вуича, директора департамента полиции), как и к самой сути проекта (действовать не руками органов власти, а выдвигая "народную инициативу" самочинных действий вместо действий закономерных, - это вообще дух, противоположный треповскому),

к погромам эти прокламации, независимо от их предосудительности, не призывали (в некоторых из них агитация за революцию описывалась как дело инородцев, евреев на первом месте);

никакие погромы по этим прокламациям не производились;

январские столкновения 1906 в Гомеле были чем угодно, только не еврейским погромом (организованные местные черносотенные группы, с ядром в 10-15 человек, атаковали, под прикрытием местного жандармского и полицейского начальства, представителей местных организованных революционных сил, развивших в предыдущие недели большую активность и располагавших своими вооруженными отрядами - "отрядами самообороны", реально являвшимися отрядами боевиков еврейских революционных партий; в ходе атаки сводились и личные счеты, затрагивались случайные люди и члены семей атакуемых. При этом пострадали от атаки и участники рев.движения - христиане: разгромили магазин поляка Дробышевского, атаковали дома Шеболдаева и Барабошкина - активных руководителей стачечно-революционного движения. Нападению подверглось в общей сложности около 15 домов и магазинов, погиб 1 человек (приказчик одного из разгромленных магазинов Шапиро), ранено 11 человек. При тогдашнем еврейском населении Гомеля в 25-30 тыс. человек такие цифры ясно указывают, что речь шла не о еврейском погроме, а об атаке против революционной оппозиции, которую власти в Гомеле, не желая что-то делать сами и не желая соблюдать закон, который им, вообще говоря, соблюдать приходилось бы, предоставили "союзникам" из "народа", которые с законом могли не церемониться. Преступность и противозаконность действий атакующих и подстрекнувших и крышевавших им властей никак не отменяет того факта, что это был не еврейский погром. Ю. Глушаков резюмирует итоги так: "Погром нанес тяжелый удар по революционному движению в Гомеле, многие активисты социалистических партий и организаций вынуждены были покинуть город. Так, часть боевиков из гомельской "Боевой рабочей дружины", укрывавшаяся в Ветке, 19 февраля 1906 г. была предупреждена полицейским приставом Федоровым через аптекаря Лазаря Анисимовича Горна (в обмен на гарантирование приставу жизни) о предстоящих арестах, что позволило им вовремя покинуть Ветку. Драгунами и черносотенцами были схвачены в основном невиновные люди, которых подвергли зверскому избиению во время конвоирования из Ветки в гомельскую тюрьму".
Это в самом деле описание последствий _еврейского погрома_?).

И при этом в Гомеле использовались прокламации, которые сочиняли сами местные "союзники", а печатали на типографии, предоставленной им местной властью, то есть типография Рачковского не имела отношения к этому вовсе.

Соорудить из всего этого общераспространенную версию - для этого надо было, помимо вендетты, объявленной бывшим главой департамента полиции Лопухиным правительству, еще и большая готовность разбираться в деле не лучше, чем разбирались те читатели "Автохтонов", что оставили виденные мной отклики на оные, в сюжете оных. С этими читателями, прямо скажем, автору не очень повезло.
Link12 comments|Leave a comment

Просто в тему - из знаменитого письма Зубатова Бурцеву [Apr. 26th, 2018|04:29 am]
wyradhe
Просто в тему - из знаменитого письма Зубатова Бурцеву

(дек. 1906; * = нрзбр., публ. Козьмина в 1928 - https://www.twirpx.com/file/1321188/ )

...Вы обходите Д. Ф. Трепова, видимо, к нему не благоволя. А ведь он — инициатор Государственной думы, автономии высших учебных заведений, рабочего законодательства и пр. Для меня он очень дорог. Он — мой политический ученик, мой alter ego, мой стойкий и верный друг (в деле с Плеве). Начиная с 1893 г., я уже действовал в полном слиянии с департаментом, гоняя по всей России, дерясь с «красными» и ссорясь с «синими», лежебоками, у которых чуть ли....* разные....* одного пола печатали свои «бумажки». Назначение Д. Ф. в Москву застало меня уже в полном служебном расцвете и в роли баловня и фаворита Питера. Он же в то время только слез с лошади и 2 месяца сидел дома, читая законы и циркуляры. Что меня очень поразило, это внимательное чтение им прокламаций, нелегальных брошюр и пр., чего я ранее не замечал ни за кем из начальствующих лиц. Второе мое открытие состояло в том, что [он] придавал им веру, требовал проверки сообщавшихся в них фактов (обыкновенно думали: «Что может быть хорошего из Назарета?») и в официальных донесениях приставов по рабочим недоразумениям держался принципа «по совести и по справедливости», накладывая нередко правильные, но резкие резолюции на бумагах, в таком, напр., роде: «опять хозяева виноваты!» Впоследствии я убедился, что возражение ему: «это не по совести, это несправедливо», сбивало его, как быка, с ног, и он шел на все. Заметя это, я всегда приберегал этот аргумент, как неотразимый, на самые важные случаи. Словом, он был чудной души человек, щепетильно блюдущий свою честь и совесть. Но он был гвардейский офицер, и отсюда происходят все его странности: высокомерие, бранчливость, вспыльчивость, резкость, которые в существе оказывались самыми для...**, но манера «лаять даже на луну» пугала разговаривавших с ним, а в мало его знавших вызывала резкое против него раздражение. Но зла он никому не делал и страшно обижался, когда кто-нибудь собирался от него уходить. Беда была с ним ладить в минуты массовых беспорядков. Будучи хорошим стратегом, он долго терпел, но стоило задеть действительно его полицейских чинов, и он становился невменяемым. Сколько раз я пытался убедить его не обращать на это внимания и относиться к событию, как к действию в раже, но ничего не мог поделать. «Не могу же я позволить бить свою полицию; нет, об этом вы мне и не говорите». А между тем драчливость полиции явилась главным обвинительным пунктом....*** в отношении его к великому князю Сергею Александровичу. С критерием «по совести и справедливости» можно было зайти далеко. Мы и зашли. Он скоро близко сошелся с вел. кн., я был в фаворе в Питере, и мы занялись «переоценкой ценностей». События выдвинули рабочий вопрос. Я написал о нем громадный доклад. Д. Ф. целую неделю возился с ним, ибо были вложены в него весь мой...*** все мои политические познания. Это была для него очень интересная, но неизвестная ему область, поэтому он не только его перечитывал, но и переживал. Наконец через неделю он выкроил из моего доклада ту записку, которую вы знаете, и дал ее отшлифовать. Мысли доклада стали его непоколебимым убеждением, он говорил о них и развивал их везде, в особенности в высших сферах и в своем столичном по фабричным делам присутствии, а с ведомствами вел из-за них жестокую войну. — Студенты не менее беспокоили московскую администрацию своими беспорядками. Применительно к принципам по рабочему вопросу, мы выработали и взгляды на студенческие дела. Добрались затем и до взглядов на самодержавие и политическую свободу, занимаясь не столько статикой самодержавия, сколько его динамикой. Словом, всячески старались сочетать свободу и порядок. Будучи в Петербурге, он остался верен выработанным принципам и со свойственной ему прямотой и искренностью проводил их на практике. На этой работе он и сгорел. Его петербургские эксцессы я объясняю неудачным подбором сотрудников и дурным влиянием его окружающих. «Патронов не жалеть» и пр. я отношу к области канцелярского красноречия и привычке иногда лаять на луну. Это был цельный, хороший человек, любивший и искавший добра и правды и при этом крепко веривший, что лежавшим в нем дорогим заветам ничто хорошее и человеческое не чуждо. Он и великий князь находили министерство кн. Святополк-Мирского слабым по власти, отчего ждали бед. Один за другим они подали (6 декабря 1904 г.) прошения об отставке, которая и была принята. Великий князь был назначен московским главнокомандующим, а Д. Ф. — в действующую армию. Он должен был выехать на место 15 января 1905 г., но история с Г. А. Гапоном, в отношении которого Трепов был особого мнения и, вопреки всем, оказался правым, привела его на пост петербургского генерал-губернатора. Отсюда его сила и кредит.


***

Комментарии.
1) Зубатов пишет, что «Патронов не жалеть» и пр. он относит "к области канцелярского красноречия и привычке иногда лаять на луну". А ведь это Зубатов еще не знает, что Трепов тут не лаял на луну, а вполне сознательно стремился предупредить кровопролитие. Зато мы это знаем от Мосолова:

...Трепов, призванный в разгар народных волнений 11-го января, — их усмирил, не пролив ни одной капли крови, и это исполнил при полной растерянности в верхах.... Кстати, хочу рассказать историю знаменитой фразы Трепова. Раз вечером [13 окт. 1905] я заехал к нему на Мойку. Он показался мне озабоченным и видимо был очень занят. Я сел против него. После довольно долгого молчания он, продолжая заниматься, дал мне на прочтение только что написанную черновую приказа войскам гарнизона на следующий день, когда ожидались особенно сильные беспорядки. Прочитав эту черновую, я подчеркнул в ней фразу "Патронов не жалеть" и вернул ее со словами:
- В своём ли ты уме?
- Да, в своём. И эта фраза вполне мною обдумана, но я забыл ее подчеркнуть, ты это сделал.
- Понимаешь ли ты, что после этого тебя будут называть не Треповым, а "генералом патронов не жалеть"?
- Знаю это и знаю, что это будет кличка непочетная, но иначе поступить, по совести, не могу. Войск перестали бояться, и они стали сами киснуть. Завтра же, вероятно, придётся стрелять. А до сих пор я крови не проливал. Единственный способ отвратить это несчастие и состоит в этой фразе. Неужели ты думаешь, что я не понимаю всех последствий этого приказа для себя лично? Ну а теперь иди, мне некогда. Завтра же зайди узнать результат моего приказа. Тогда скажешь, прав ли я был.
Он оказался прав, толпа побоялась войск после этого энергичного приказа, и ни одного выстрела за этот день дано не было. Трепов безусловно знал психологию толпы и имел гражданское мужество действовать согласно своим убеждениям".

2) "история с Г. А. Гапоном, в отношении которого Трепов был особого мнения и, вопреки всем, оказался правым"
Перевод на русский язык: в то время как высшие верхи, в своей непрошибаемой вере в простых попов, казаков, старообрядцев, братцев рабочих и Платонов Каратаевых, надеялись, что Гапон приводит рабочих в благонравие, а тов. Фуллон старательно этому подыгрывал не то по тупости, не то просто чтоб угодить начальствам и попасть в тренд, -
Д.Ф. Трепов один настаивал на том, что Гапона гнать поганой метлой надо, а не поощрять. "И оказался правым".
Только оно уже взорвалось с большим количеством трупов - совместными заслугами провокаторов и игрецов человеческими головами из Союза Освобождения, самого пламенного Гапона, его паствы, быстрого разумом Фуллона, всей совокупности министров и лично Е.И.В., которому и в голову не пришло, что надо бы ему перед лицом фактического народного восстания в столице на сто с гаком тысяч человек вернуться из Царского Села в эту самую столицу и там осуществлять руководство, а не доверить дело сборной солянке подчиненных. После чего, как известно, имел место "тяжелый день" - "в Петербурге произошли серьёзные беспорядки вследствие желания рабочих дойти до Зимнего дворца".
Link66 comments|Leave a comment

Было бы прямо странно [Apr. 25th, 2018|01:52 am]
wyradhe
Было бы прямо странно, если бы Акунин не написал глупостей и про этого персонажа:

https://echo.msk.ru/blog/b_akunin/856878-echo/

Акунин не знает и того, что Трепов выступал за расширение гарантий рабочим, введение элементов конституции, перераспределение земли в пользу крестьян и пр. (и вообще полагал, что по части выхода из кризиса главная голова - это Витте с его замыслами реформ и ограниченного конституционно-выборного начала). Ну ладно, это полдела. Акунин пишет, что Трепов-старший своим пожеланием порки Боголюбова вбил "первый гвоздь в гроб" Александра II, так как, де, именно "с выстрела Веры Засулич тогдашнее протестное движение перешло в террористическую фазу". Акунин, стало быть, не в курсе, что специальное террористическое подразделение Земли и Воли, называемое "дезорганизаторской группой", было создано Землей и Волей уже к концу 1876, для осуществления убийств, ежели и когда они понадобятся; что убийства они совершали и готовили уже в 1877 г., до всякого выстрела Засулич (в июле 1877 убили Шарашкина, осенью 1877 готовили убийство Беланова, - иное дело, что люди то были небольшие); и что когда часть Земли и Воли решила, что на террор в адрес высших лиц и надо делать ставку, то было это без всякой связи с актом Засулич, а просто под впечатлением от того, что хождение в народ и пропаганда в народе с его восстанием как результатом - исходная тактика Земли и Воли, единственной альтернативой которой и являлся террор - никаких результатов не дали.

Всего смешнее, однако, то, что хрестоматийный эпизод "Гляди веселее!" про Трепова - своего старинного-де любимца со времен романа "Статский советник" (1999)! - Акунин узнает только к 2012 г. из записок кн. Урусова (это "Записки. Три года государственной службы", вышли в НЛО в 2009). Ежели наш Карамзин-для-креаклов таково-то знает биографии своих _любимцев_, то можно себе представить, каково он знает биографии менее любимых им персон... Впрочем, должны же быть у креаклов свои Мединские, Мамонтовы и Киселёвы.

Интересно, может, Акунин и в историю о том, как-де Трепов наладил страшную подвальную типографию и вызывал погромы, верит? Историю эту в свое время придумали не без участия того самого Урусова, а подбавил перца со своей стороны не кто иной как Витте, который по своим соображениям в разговорах с оппозиционерами и текстах для потомства валил на Трепова все плохое, чтобы тем самым прибавить политического капитала самому себе как-де треповскому антагонисту. Трепов, поддерживая Витте, об этом, естественно, ничего не знал. Сам же Витте (при многих своих полезных чертах) менее всего был склонен считаться с истиной и воздерживаться от такого рода обманов, если ему это было выгодно.
К вопросу о вранье - вообще я как в семинаре на II курсе убедился, что освободительное движение начала 20 века (что кадеты, что левые, причем кадеты даже больше) врало как дышало, так с тех пор не уставал в этом убеждаться. Сплошное "мирное шествие 9 января" и "А в Нейе Фрейе Пресс пишуть, что Штюрмер-то в руку немцев играить!".

Кстати, вот Дмитрий Федрович в Петербургском музее кукол:


Он там стоит в отделении "Петербургская першпектива" в паре с Матвиенко - как прежний и новая главы города

.

***

И еще прекрасное: дело Засулич в наисовременнейшем феминистическом дискурсе. Это стоит тотального наполеоновского антиурбанизма из прошлого поста:
http://www.a-z.ru/women/texts/zhereb1r.htm

" Тайна женской депрессии реализуется перед нами без всяких слов, хотя причина депрессии кажется очевидной в ходе судебного разбирательства: будучи униженной и оскорбленной всем порядком российской провинциальной жизни (фактически, на этом факте адвокат строит всю систему оправдания террористки), восставшая против него еще в ранней юности, очарованная когда-то Нечаевым, использовавшим интимные ритуалы и риторику любви для привлечения девушки в революционное движение, отбывшая два года ссылки, она выстрелила в живого человека (Трепова) и отчаянно поразилась (ретроактивно) своему страстному поступку. И, пораженная, замолчала. Причинная линия события депрессии кажется ясной и недвусмысленной: сначала это крушение представлений молодой девушки об окружающем мире, а затем - крушение ее представлений о самой себе. Ее молчание на судебном процессе кажется мазохистским наслаждением последствиями внутреннего шока: жертва социального порядка настолько подчинилась собственной идентификации с садистским действием убийства (да-да, убийство, так как стреляла она в упор), что хочет длить и имитировать эту игру и дальше, но уже как предельную игру жертвы. Жертвы без слов. Без движений. Как предельную игру жертвы".

Но, увы, правосудие все это прошляпило. " Дискурс правосудия отказывается мыслить ситуацию преступления в терминах жертвы и насилия. Дискурс правосудия отказывается мыслить женское тело как таковое: он всего лишь стремится осуществить законное действие наказания за девиантное поведение, совершенное субъектом".

Как пародия все это показалось бы преувеличением.
Link46 comments|Leave a comment

Сказал он так смиренно столь мудрые слова [Apr. 24th, 2018|02:45 am]
wyradhe
Сказал он так смиренно столь мудрые слова

Роскошная коллмонография 2016 года: https://www.hse.ru/mirror/pubs/lib/data/access/ram/ticket/4/152452712926506b606bc2f7be604d1d73c47bdfb7/%D0%9F%D0%9F%D0%9C%D0%96_2016_%D1%82%D0%B5%D0%BA%D1%81%D1%82.pdf

Читаем в оной об антиурбанизме Наполеона: и пожаре Москвы.

Антиурбанизм проявился и в системе саморазрушения городов, активно использовавшейся в ходе Второй Мировой войны ее участниками. Поскольку города могут послужить средством повышения боеспособности противника, часто используется тактика намеренного разрушения их инфраструктуры, в случае невозможности дальнейшей защиты. Впервые на данную «скифскую» манеру ведения войны (в отличии от «просвещенной» Европы, где города сдавались после капитуляции
вооруженных сил) обратил внимание Наполеон в 1812 г. в России. Французский император винил в произошедшем «диких» русских, якобы специально поджигавших строения) (забывая, что аналогично поступали за несколько лет до этого и многие испанцы), некоторые подозреваемые в поджогах были расстреляны. (Правда, писатель Л. Н. Толстой в романе «Война и мир» предложил другую оригинальную версию. Он утверждал, что покинутый значительной частью жителей «большой… деревянный город необходимо должен был сгореть» даже без чьего-то сознательного желания. Вступление туда активно грабивших Москву неприятельских войск только ускорило данный неизбежный процесс). Примечательно, что Наполеон (как бы предвосхищая военный
антиурбанизм ХХ в.) при отступлении из города решился на совершенно по тем временам чрезмерную, необычную и в личной практике полководца, бесполезную жестокость: подготовил взрыв ряда еще сохранившихся объектов, включая Кремль, но диверсия полностью не удалась.
Так что французский император в 1812 г. перешел к тотальному антиурбанизму.... Впрочем, даже в преимущественно аграрной России начала XIX столетия завоеватель-иностранец Наполеон тоже видит систему городов, включающую «голову» (столицу, где находятся правительство и монарх, сосредоточено административное управление) – Санкт-Петербург; «ноги», коммуникационный и культурный центр (Киев); «сердце», бывшую столицу, символизирующую прежнее доим-
перское русское государство (Москву). Так что контуры отечественной системы городов налицо и в аграрный период... В городах находились центры управления отдельными территориями (особенно это относилось к столице). Их уничтожение вело к капитуляции и дезорганизации обороны противника. Особенно точно данную формулу (по аналогии с частями тела человека отдельных городов) использовал Наполеон в 1812 г.: «Если я возьму Киев – я возьму Россию за ноги, если я возьму Петербург – я возьму Россию за голову, если я возьму Москву – я поражу ее в самое сердце».


Все здесь столь прекрасно, что не требует комментария, кроме трех моментов:

1) именно ноги, как выясняется по смыслу пассажа, являются коммуникационным и культурным центром человека (ср. "у таракана слух в ногах");
2) но при всем блеске этого открытия Наполеон ничего похожего на глупость про голову, сердце и ноги не говорил. Эту глупость придумал один поляк ( https://wyradhe.livejournal.com/502018.html ), и то, что ее всерьез стали тиражировать в 20-21 веке, говорит только об уровне исторического дискурса 20-21 веков.
3) Автор не рассудил, что ежели считать, что в Европе было принято сдавать города целехонькими ПОСЛЕ капитуляции армии, то Россия, вопреки тезису автора, в 1812 была ну совершенно как Европа: армия-то России вообще не капитулировала, вот городов целехонькими и не сдавали. Не дождались положенного момента.

Совершенная чистота неведения автора по части того, отчего в 1812 году загорелась Москва ("- Говорят, Англия - остров? - Не думаю. Будь так, это было бы известно!"), приятно оттеняет общую музыкальность пассажа.
Link12 comments|Leave a comment

Эррио-1933 [Apr. 23rd, 2018|05:26 am]
wyradhe
Эррио-1933
https://ru-history.livejournal.com/4770623.html

Сентябрьское интервью Эррио после поездки в СССР в 1933 г.:

- Потемкинские деревни? Не знаю. То, что я видел в России, было прекрасно, а о том, чего я не видел — я не могу говорить.
- Но голод!
Эррио начинает волноваться. Это слово почему-то особенно волнует его. Он сильно стучит кулаком по столу и восклицает:
— C'est un mensonge pure, pure, pure!
Итак, голод в СССР — чистейшая ложь. Его спутники подтверждают и разсказывают, что в СССР люди одеты лучше, чем до войны. Эррио слушает и утвердительно кивает головой.

(о сабже в целом - https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%AD%D1%80%D1%80%D0%B8%D0%BE,_%D0%AD%D0%B4%D1%83%D0%B0%D1%80 )

Там, правда, не сказано, что 9 июля 1940 он призвал в самых велеречивых выражениях всех депутатов поддержать Петена в его ликвидации Репюблика. "Сплоченная вокруг маршала, с чувством благоговения, которое его имя внушает всем, наша нация объединилась в своем горе. Не будем нарушать того согласия, которое установилось под сенью его авторитета". И необходимо "сделать более суровой нашу Республику, которую мы сделали слишком мягкой".

Вот ведь у немцев сидел потом, общая директива Гитлера была при общем крахе всех таких расстрелять, чтоб союзникам не достались, да исполнители струсили, не выполнили. Конечно, хорошо, что не выполнили - наряду с Эррио в таком положении была тьма нормальных людей. Но применительно к Эррио могли бы, право, и выполнить. Карму бы себе хоть немного улучшили; впрочем, их карма не интересовала.

Не пришлось бы болезному заочно препираться потом с Кальтенбруннером (уже казненным) по вопросу, опять же, о питании. Пишет бедолага Эррио в своих печатных послевоенных оправданиях-самовосхвалениях следующее:

"...в протоколах Нюрнбергского процесса (том XI, стр. 348) я прочел показания Кальтенбруннера, которого, по некоторым данным, в феврале 1945 [1946!] года допрашивали, желая выяснить, предполагалось ли отдать приказ о расстреле некоторых лиц, интернированных в районе Берлина. Кальтенбруннера спросили, что он имеет в виду под "специальным обращением" применительно к этим лицам. Вот что он ответил прокурору:
– Знаете ли Вы, что такое Вальзертраум в Вальзертале или Винцерштубе в Годесберге и о том, какое они имеют отношение к тому, что вы называете "Sonderbehand-lung"? Вальзертраум – это самый элегантный и самый аристократический горный отель во всей Германии. А Винцерштубе в Годесберге – это хорошо известный отель, где проводились многочисленные международные конференции. В этих отелях были размещены такие видные деятели, как Понсэ, Эррио и другие. Они получали тройной рацион по сравнению с нормальным рационом дипломата, то есть в девять раз больше, чем немец во время войны. Каждый день им выдавалась бутылка шампанского, они свободно переписывались со своими семьями, могли получать посылки от семей, оставшихся во Франции. Этих интернированных часто навещали и спрашивали о всех их желаниях. Вот что мы называем "специальным обращением"".
Однако я никогда не жил ни в одном из отелей, о которых говорил Кальтенбруннер, и вообще я не жил в каком-либо отеле. Рацион мой был самый простой (подчас он состоял только из одного супа). Мне никогда не предлагали ни одной бутылки шампанского (от которого я, впрочем, отказался бы). Я не получал ни известий, ни тем более каких-либо посылок от семьи: Посещать меня было запрещено. Каждое слово Кальтенбруннера о моем пребывании в Германии – это сплошная ложь".

Даже неинтересно проверять, ложь это, или в самом деле немцы давали ему жрать ровно настолько, насколько сказал К. В любом случае даже самый простой рацион из подчас-одного-супа - это неизмеримо больше, чем досталось в 1933 примерно шести миллионам советских граждан, которые умерли в тот год от несуществовавшего, по Эррио, голода.
Link21 comments|Leave a comment

Новое о Турции [Apr. 22nd, 2018|05:52 pm]
wyradhe
Новое о Турции

По НТВ только что сообщили, что в ВМВ Турция и Япония воевали на стороне Гитлера (или будучи в составе стороны "оси", не скажу сейчас точно - потом по видео надо будет проверить) против СССР. Про Турцию интересно. Если все же сказано было, что Япония вместе с Г. воевала против СССР, то про Японию тоже интересно.
Link12 comments|Leave a comment

navigation
[ viewing | most recent entries ]
[ go | earlier ]