?

Log in

wyradhe [entries|archive|friends|userinfo]
wyradhe

[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

Навигация по данному ЖЖ и другие истории: тематический указатель. [Apr. 28th, 2020|02:17 pm]
wyradhe
Навигация по данному ЖЖ и другие истории: тематический указатель.


Разные вёрсы и естественная теология

Правильные Пчёлы

Феогнид Мегарец:Read more...Collapse )
Рабочий Лотмана
Трудности Мюллера
Дмитрий Фёдорович Трепов -Read more...Collapse )
Скромные подношения духу всадника Мамурры из Формий: Read more...Collapse )
Император Александр II -Read more...Collapse )
ВАЛЕНТИН КАТАЕВ: Гражданская война Валентина КатаеваКатаев и ГубчЕка - 1920:Read more...Collapse )

ФЕЛЬДМАРШАЛ КУТУЗОВ;
Государственная измена фельдмаршала Кутузова (кратко самое главное тут );
Фигнер, Кутузов и Наполеон ;
Александр, рескрипт, Кутузов ; Александр, рескрипт, Кутузов -2;
Самый смелый поступок императора Александра;
Кутузов, Александр,охрана;
Наполеон в Вильно;
Жеманфуист Кутузов при Малоярославце и Красном;
Фельдмаршал Кутузов о ваххабизме
Кутузов и малые сииКутузов как помещик
"Вы ранены, товарищ!" ;
Кутузов, Наполеон и Михайловский-Данилевский
;
Миф об искательствах Кутузова ;
Замечание бар. Левенштерна как портрет Кутузова. ;
Примеры преязвительных обид и уничижений, учененных Государю Императору Александру I верноподданным его Михайлой Ларионовичем Кутузовым: 12.12.23.13.24
Кутузов: Швейкование с двойным дном.
Картина мира Кутузова и бог деизма: краткие предварительные замечания 1, 2, 3, 4
Доносы Ферзена на Кутузова

ДЕДУШКА КРЫЛОВ и местами матушка ЕкатеринаRead more...Collapse )
ЛЕОНИД ИЛЬИЧ
Почему Брежнев отступил с Урала в 1930 году, и другие историиRead more...Collapse )
ФЕЛЬДМАРШАЛ КЛЮГЕ:Read more...Collapse )
Фельдмаршал Роммель:
Райнеке-Фухс, или как оберстлёйтнант Роммель рейхсъюгендфюрера фон Шираха надул. Read more...Collapse )
Адель Зандрок платит Гитлеру презлым за предобрейшее Read more...Collapse )
Я нашел среди них солдат, а не палачей - 1572Read more...Collapse )
Белые черные и красные черные в Руанде: 1 ; 10 Заповедей Хуту от Хасана Нгезе ;Read more...Collapse )Ненавижу тех я хуту - текст и переводRead more...Collapse )
Булгаков:
Как Булгаков попал в Белую армию;Read more...Collapse )Read more...Collapse )
Моше Даян и ШкуроRead more...Collapse )
ЭДВАРД и ЭДВАРДИАНЦЫ
Эдвардианцы
Примечание  Китченера
Любимый король КиплингаRead more...Collapse )Read more...Collapse )
ДЯДЯ МЫШКА И ТЁТЯ ЛЕОПАРД
Стрелой Немврода: мир Георгия Иванова
Тетя Леопард в картинкахRead more...Collapse )Read more...Collapse )
Самое оно
Куфаечка на голом телеRead more...Collapse )Read more...Collapse )
КИПЛИНГ
Редьярд Киплинг как аккадский поэт: 12,Read more...Collapse )Read more...Collapse )
Леонов: 12Read more...Collapse )
ГРИБОЕДОВ И "ГОРЕ"
Происхождение, служба, обстоятельства А.А. Чацкого:Read more...Collapse )Read more...Collapse )
Гумилев:
Гумилев, Шубинский, Богомолов ;
да, был в заговоре, и заговор был - 12 (с середины треда и далее) ;
О ком говорится в «Пятистопных ямбах»? - 12;
Полушин и Гумилёв 12Read more...Collapse )
Сергей Кузнецов, "Гроб Хрустальный": 1Read more...Collapse )
Дмитрий Быков. Теодицея

Василий Шульженко и Марк АврелийRead more...Collapse )

Большие Невезухи

Император Николай I
Особенности национального воспитания,
Большой Порядок:Read more...Collapse )
Превосходящие силы банды идиотов:Read more...Collapse )

ПАНОПТИКУМ
Read more...Collapse )Read more...Collapse )
Любимые национал-социалистские цитаты1234567,  89, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18Read more...Collapse )
Замечательная речь Юрия Карловича Олеши о Шостаковиче и Сумбуре
Read more...Collapse )НИКОЛАЙ ВЛАДИМИРОВИЧ НЕДОБРОВО Read more...Collapse )БЛАГОЧЕСТИВОЕ:Read more...Collapse )

Доблести, подвиги, слава
Read more...Collapse )

Ларочки, Ларочки, вешнего мая приметы:Read more...Collapse )Борис ЛеонидовичRead more...Collapse )

Фауна большевистско-литературнаяRead more...Collapse )Занимательная зоология. Эренбург у Буниных.
Осмелюсь доложить, господин фельдкурат, вот ведь гидра!, или тов. Ходасевич и большевики:Read more...Collapse )Всё нашенство кругомRead more...Collapse )

Гражданская война
Мифы и легенды ГВ-1. Погромы, звезды, равноправие
Иоанн, царь Глинский и всея правобережной Ворсклы (1919 год)
Черносотенная белогвардейщина
Очерки южнорусской белой военной идеологии: 1, 2, 3Read more...Collapse )

ТЭГИ: http://wyradhe.livejournal.com/tag/
Link60 comments|Leave a comment

Erik Hornung, Rolf Krauss, David A. Warburton и Манефон, дисциплина и начитанность [Feb. 23rd, 2017|01:08 am]
wyradhe
Erik Hornung, Rolf Krauss, David A. Warburton и Манефон, дисциплина и начитанность

(Манефоновщина, нудно)

С Манефоном, надо сказать, вышла большая неприятность: труд его ("Египетские истории" в трех томах) не дошел, а дошли всякие цитаты и конспекты. И в 19 веке стало хорошим тоном, ежели ты в меру своей фантазии объявляешь, что вот такой-то кусок, заявленный в дошедших источниках как цитата из Манефона или изложение Манефона, - это никакой на самом деле не Манефон, а интерполяция и фальсификация.

(1) (особенно нудно) Read more...Collapse )

(2) (не так нудно).

Есть у Манефона длинная история о том, что был-де царь Сетос [< Сети I], а у него был злой брат Хармаис [<Хоремхеб], а Сетос ему доверял и оставил наместником, а сам отправился вершить великие завоевания, а брат строил козни и жаждал овладеть престолом, а Сетос вернулся и его изгнал, и потом еще много времени правил, а его сменил его сын Рамсес, правивший 66 лет [=Рамсес II], а у того был сын Аменофтес [Мернептах, преемник Рамсеса II], он же Аменофис [слияние с воспоминаниями об Аменхотепах III и IV], и тот возгордился и захотел подняться почти на уровень богов и пожелал увидеть их воочию [отголосок религиозной реформы Аменхотепа IV - Эхнатона], и для того сослал в одно место нечистых и прокаженных, а они восстали, 13 лет в союзе с наведенными им азиатами владели Египтом и разоряли его [13-14 лет нестабильности между Мернептахом и Сетнахтом, в контаминации с воспоминаниями о нечестии Амарны], но потом Аменофтес-Аменофис и его сын Сетос-Рамсес [Сетнахт и Рамес III, слитые и подверстанные в сыновья Аменофтесу] их всех вместе изгнали из Египта, и благоденствие было восстановлено. Это все - беллетризованная история 19 династии и прихода к власти династии 20-й. Взято все это Манефоном из неких "священных книг" (то есть из сочинений, написанных иератикой или иероглификой и/или демотических сочинений, которые Манефон считал - истинно или ложно - копиями более ранних сочинений, написанных иератикой или иероглификой).

А после всей этой истории внутри цитаты из Манефона идет продолжение: "говорят", что эти самые нечистые египтяне и были предками иудеев, а их вождь был Моисеем. То есть от этих-то беглых нечистых египтян, смешавшихся в Азии с местными, и пошли иудеи.

Так вот нет числа специалистам, которые писали, что продолжение это - интерполяция какого-то анти-иудейского автора в манефоновский текст, а не сам Манефон. А все и поверили... Те, кто так считает, не заметили, что такой фальсификатор не стал бы отделять это сообщение от всего предыдущего текста словом "говорят" (снижающим авторитетность самой его интерполяции), а ссылался бы все на те же "священные египетские книги". Но ладно. Вот Erik Hornung, Rolf Krauss и David A. Warburton считают означенное продолжение интерполяцией, а доказывают это так (Ancient Egyptian Chronology, 2006, с. 34):

1. со ссылкой на статью Хайнеманна 1931 года "Антисемитизм" в энциклопедии классической древности Паули-Виссова они говорят, что анти-иудейских настроений (сказавшихся в объявлении Моисея и Ко египетскими прокаженными и прочими нечистыми) не могло быть до Маккавеев, т.е. до сер. 2 века до н.э.

2. А поскольку Манефон писал в первой пол. - середине 3 века, то, стало быть, это и не его.

И вот тут читатель встает в пень. Ибо, конечно, дисциплина дисциплиной, ежели что написано в Паули-Виссова, то остается встать во фрунт, но:

- Грек Феофраст с Лесбоса, работавший с некоторого времени в Афинах, в 4 веке до н.э. пишет (в трактате "О Благочестии", что иудеи первыми ввели принесение в жертву живых существ - животных и людей, и по сей день приносят в жертву животных, причем как-то так, что это "ужасное дело", и мы, греки, не стали бы такое дело творить даже по приказу.

- а в конце 5 века до н.э. египтяне Элефантины, руководимые своими жрецами, разгромили иудейский храм в Элефантине, причем, кстати, одной из причин их недовольства было принесение иудеями этих самых животных жертв. И когда власти разрешили иудеям храм восстановить, то как раз эти жертвы возобновить запретили, хотя иудеи Элефантины просили их восстановить.

Это за 250 лет до Маккавеев. Спрашивается - как этого всего можно не учитывать? Хайнеманн, и не он один, действительно все это игнорирует, только чьи это проблемы?

Я уж о том не говорю, что иудеи в Египте жили с начала 6 века до н.э., поддерживая самые разнообразные связи с местными жителями. Сколько именно веков должны были на этом фоне потратить египтяне на то, чтобы узнать, что именно говорится о Египте в иудейской традиции об Исходе и отнестись к ней соответственно - 400 лет до Маккавеев?
Link16 comments|Leave a comment

Ристание-3 [Feb. 20th, 2017|09:23 pm]
wyradhe
Ристание-3.


В 1858 вышла в России брошюра: Гаряинов А[лексей]. Что такое г. Тьер и нашествие его на Россию. СПб.: Тип. Имп. Академии наук, 1858. Автору ее (возможно, отцу генерала Алексея Алексеевича Горяинова, 1840-1917) принадлежало много патриотических и иных брошюр 1850-х гг., напр. Взгляд на естественные и нравственные силы России, в том же 1858.

В свою очередь, на эту брошюру откликнулся издевательским по сути, но хвалебным с виду отзывом Добролюбов в "Современнике" (фамилии своей не означив). Приведу фрагмент его отзыва с включенными в него цитатами из Гаряинова:

"О Кутузове Тиер также наговорил много вещей несправедливых, и здесь г. Гаряинов весьма тонко подметил у него несколько грубых противоречий. Например, на стр. 359 Тиер приводит слова Кутузова пред оставлением Москвы: "Моя голова может быть хороша или дурна; но она одна решит этот важный вопрос". На странице же 401 тот же Тиер говорит, что после оставления Москвы "и Кутузов стал терять народность и старался коварными рассказами разгласить мнение, что другие начальствующие лица в армии вынудили его покинуть Москву". Не говоря уже об эпитете коварный, который горячо опровергнут г. Гаряиновым, в словах Тиера подмечено им весьма важное противоречие. Именно г. Гаряинов говорит: "У г. Тиера злословие часто нераздельно с ветреностью и служит ему настоящим антидотом; он забудет, что написал, и потом станет уверять в противном; так, на стр. 359 сказано, что фельдмаршал сам решил покинуть Москву, а на стр. 401, что его к тому вынудили. Следовательно, у автора князь Кутузов то берет на себя важную ответственность оставления столицы, то сбрасывает ее на других" (стр. 50). Справедливо.
Не довольствуясь мелкими несправедливостями, Тиер приписал кн. Кутузову ужасную черту, касающуюся уже всего нравственного характера человека. Он сказал о фельдмаршале (не имея под рукою Тиера, приводим слова его по переводу г. Гаряинова, стр. 62): "Старик Кутузов не только не верил в божию матерь, даже очень мало верил в бога". Г-н Гаряинов горячо и благородно защищает память великого полководца от нелепого и ужасного обвинения Тиера. Он справедливо замечает, что "никто, кроме самых коротких людей и духовника князя Кутузова, не мог знать о степени его религиозного убеждения" и что, конечно, "ни один из них не передавал г. Тиеру сведений по этому предмету". Далее г. Гаряинов прибавляет с благородной горячностью, достойною истинно православного христианина и человека двенадцатого года, как он сам себя называет: "Фельдмаршал не был ханжа, но был хороший христианин в духе православной кафолической церкви, по старине. В этом убеждена вся Россия и поручатся все его знавшие. Мог ли князь, особенно, не веровать владычице небесной, он, добрейший из людей, надежный друг, преданный, родной и нежный отец! Все эти качества в человеке как-то еще более располагают молиться пречистой деве, представительнице чистейшей любви небесной. Образ божьей матери даже в походах не оставлял его, и он будто ей не веровал" (стр. 62--63).
Столь же блистательно опровергает г. Гаряинов и несправедливое суждение Тиера о положении наших войск накануне Бородинской битвы. Тиер говорит, что, тогда как французы накануне сражения готовили оружие и занимались веселыми разговорами, русские, печальные, отчаянные, полагали надежду только на бога и на коленях молились пред чудотворным образом, "который, как рассказывали, спасен был на крыльях ангелов из пылавшего Смоленска. Образ этот, окруженный тысячами факелов, носили по лагерю греческие [естественно, "greques" там значит просто "православные"] священники". Г-н Гаряинов весьма справедливо замечает, что показания Тиера делают честь русской армии и выставляют ее в самом лучшем свете [Вообще-то Тьер именно и привел все это в укоризну Наполеону с его нерелигиозностью и в пояснение, почему же Наполеон проиграл войну России, но Гаряинов предпочел обидеться]. "Кто не почувствует, -- говорит он, -- глубокого уважения к воинству, ведущему, по числу своему, неравную борьбу и удивлявшему своим мужеством самого Наполеона, к воинству, которое в решительную минуту общего боя, готовясь на родных полях сразиться за родину, просит у бога сил укрепить его" (стр. 37). Далее г. Гаряинов опровергает частные показания Тиера; об ангелах, спасших образ, г. Гаряинов справедливо замечает, что таких рассказов в войске быть не могло, ибо вся армия видела, как образ был вынесен из Смоленска в день сражения "не ангелами, а духовенством" (стр. 32). Тысячи факелов не могли существовать тогда при войске, греческих священников у нас в России почти нет, а "при чудотворной иконе находились полковые священники, все коренные русские". Ясно, что Тиер написал весьма много лишнего в своей истории.
Таким блистательным способом, противопостановлением фактов выдумкам и основательных рассуждений -ложным умствованиям, опровергает г. Гаряинов многие ошибки Тиера".

***

Во всем этом примечателен прежде всего характер, в котором Гаряинов полемизирует с Тьером касательно религии Кутузова. Никаких положительных примеров он приводить не хочет / не может, вместо этого для начала он говорит: а Тьеру-то откуда знать? - а потом: - Ну не мог же такой знаменитый сын Отечества... - и посреди всего этого торопливо-уступительное: конечно, фельдмаршал не был ханжа... - к чему бы тут это поминать, если только не принимать, что Горяинов и сам слышал о Кутузове то, что пишет Тьер, и что было это достаточно широко известно? Представим себе, что некоего N. обвинили в казнокрадстве, и вот некто, желая защитить обвиненного и сделать рефутацию обвинителю, пишет: "Конечно, у N. не было излишней щепетильности в отношении государственной казны, но..." - не будет ли уже по этому началу ясно, каков был N. или, по крайней мере, что о нем говорили?
Интересно, что и Синельников в своей биографии Кутузова (самой панегирической; он служил на статской при Кутузове, когда тот был киевским губернатором, и необыкновенный начальник произвел на него такое впечатление, что он положил себе за дело жизни, чуть тот умрет, написать и издать его биографию, что и совершил с помощью дочерей и вдовы покойного), остановившись на благоверии своего героя, не нашел тому никаких примеров, кроме казеннейших риторически-официальных обращений Кутузова к далеким от него лицам (это не значит, кстати, что Кутузов никогда не упоминает Бога и молитвы в переписке с родными, как раз упоминает /а вот со сверстниками - практически нет/, вопрос лишь, какого Бога и как упоминает).

Еще примечательнее, что вся эта полемика - знак начавшегося с рубежа веков одичания и упрощения (памятником которого был и гегелизм, при всей своей "вумности" и многокилометровости, в XVIII веке над триадами просто хохотали бы; и социализм, и прудонизм, и романтизм, и национализм с сокровенностями духов народов, и социал-дарвинизм /как в том виде, какой он имел до самого Дарвина, так сказать Тревельяновском, так и обогащенным отсылками на "науку" и "законы эволюции и прогресса"/, и викторианство, и передовые методы нравственного воспитания деточек и юношества с ограждением от вредной информации, и все прочее, последствия чего мы расхлебываем доселе и еще долго будем хлебать, одна надежда на то, что т.н. "тупые домохозяйки" и домохозяева все это отбросят как слишком сложное -
Kdo je ten člověk?
Zdali ho znáš?
Tot český rolník,
živitel náš! http://m.tululu.org/bread_23025_99.xhtml ).

Верил ли Кутузов в Бога? Вопрос поставлен совершенно некорректно. Во-первых, он не "верил" - точно так же, как мы не "верим" в силу тяжести. Он знал, таким же самым знанием, каким мы знаем о квазарах или существовании Австралии (см. пояснения о таком знании у деистов XVIII века, http://wyradhe.livejournal.com/393903.html )

Во-вторых, этот бог был чрезвычайно далек от ортодоксии. Это было подающее бытие всему "существо", состоящее в проекции на человеческие понятия из чистого милосердия и уже потому не могущее физически никого карать или мешать кому-то, хоть бы и в злом деле; сотворить мир неискаженным оно также физически не может. Карать оно своих тварей не стало бы уже потому, что оно само сотворило их несовершенными и поместило в принципиально несовершенный мир (а совершенным ничего сотворить и не могло), так что не берет на себя их судить. Все это явствует из письма Кутузова к любимой его дочери Лизавете Тизенгаузен, по второму мужу Хитрово ( http://wyradhe.livejournal.com/194380.html ). Бог этот был таков, что, к примеру, ничем не был противопоставлен тому, чтобы Кутузов хвастался той же самой Лизавете удачно обретенной им в 1811 г. Люксандрой Гулиано ( "Ты увидишь новых лиц, между прочим, женщину замужем на на 14-м году жизни, такую простушку и такую милочку", http://wyradhe.livejournal.com/164698.html ), через жену в 1812 передавал Нарышкиной наизатейливейшие комплименты (что он только потому так охоч до женщин, что она, Нарышкина, сего полу, а была бы она мужчиной, он сменил бы ориентацию: "скажи [ей], что она ангел и что ежели я обожаю женщин, то это только для того, что она того пола, и ежели бы она была мущина, тогда бы мне все женщины были равнодушны"; - вот это настоящая старая школа, так разговаривали в пору Семилетней войны и далее, в 1810-х перешли на комплименты в стиле "с вами вальсировать нездорово"...), отвечал всему этому и деяниями своими, слово "монастырь" употреблял как синоним смертной скуки и антоним всякой веселости и т.д. Катерина Кутузова, несомненно, передавала Нарышкиной слова мужа с отменным удовольствием - о ней самой Левенштерн вспоминал: "В молодости она была очень фривольных нравов (très galante), и легко понять, что она (лишь) с горестью отказалась от претензий, которые в прошлом имела право питать. Она очень снисходительно относилась к чужим грешкам и всегда была очень хороша с теми, кто волочился за ее дочерьми. И она устраивала сцены их мужьям, если те осмеливались ревновать, - но без того, чтобы иметь слабость пускаться в откровенности. Никто не превосходит ее в доброте... Однажды она решила сыграть со мной плохую шутку. Не знаю, какой демон предложил ей мысль выдать меня перед ее компанией за своего любовника..." и т.д.

Вот теперь представим себе, как об этом человеке перекоряются Тьер, Гаряинов (и рядом бурчит в адрес обоих Добролюбов) - "верил он в Бога", или нет. "Напряженная дискуссия австралопитековых о сапиенсе". И не в личной же глупости или иных скверных личных качествах было дело, не стали же люди по личным данным хуже, чем в XVIII веке - просто такую музыку стали играть. В 1745 году, когда Фридрих II, преследуя австрийцев, вошел в Ландсгут, его окружила толпа местных крестьян-протестантов с цепами и вилами, прося разрешить им перерезать всех местных католиков в отместку за притеснения, которым их, протестантов, до сих пор подвергало католическое духовенство. «Что вы, что вы, дети, да разве вы не христиане и не помните Святого писания? – воскликнул атеист Фридрих, - Сам Спаситель повелевает вам сейчас моими устами: любить врагов ваших и добротворить ненавидящим вас!» Крестьяне были так успокоены этими словами, а еще более – самим тем фактом, что не получили разрешения на резню, что разошлись по домам, толкуя: «Прав ты, отец; не нам судить виновных, а Творцу небесному». Через двести лет немецким крестьянам другое начальство говорило уже совершенно другие вещи, да и в 1914 году в Бельгии говорило много интересного. Крестьяне-то за те же 200 лет если и изменились, то несколько к лучшему: по своей инициативе на такие вещи не поднимались, начальству приходилось их подталкивать.
Link10 comments|Leave a comment

Ристание-2 [Feb. 20th, 2017|02:18 pm]
wyradhe
Ристание-2

В характеристике, которую Тьер дает Кутузову, замечательно то, что она шаг в шаг следует за тем, что о Кутузове говорили и писали император Александр, Беннигсен, Багратион, Раевский-слава-наших-дней, Дохтуров, Наш-Роланд-и-наш-Баярд Милорадович, Ермолов, Толь, Ланжерон... да и Барклай был сходного мнения, только выражал его более сдержанно. И, наоборот, ничего такого, чего не приписывали Кутузову эти люди, не приписывает ему и Тьер. Казалось бы, если французу писать что-то плохое о русском генерале, давая волю собственному произволу, то в первую голову пойдет казнокрадство и варварство - жестокость к солдатам, к врагу, к мирному населению; необразованность; грубость и неотесанность.. Но на тебе, ничего такого Тьер о Кутузове не говорит. И русских отзывов такого рода о Кутузове тоже нет (только Ланжерон упрекает в грубости и нещепетильном отношении к деньгам). Из этого остается заключить, что Тьер воспроизводит общее мнение о Кутузове части русской военной и государственной элиты, которое во Францию, конечно, уходило самой широкой волной уже с 1813-1814 года через массовые контакты светских людей, дипломатических людей и военных людей России с разными французами. В 1810-х - 1830-х гг. было множество случаев общения просто между русскими и французскими участниками великих войн в любых чинах, и общий язык у них был - французский; так о чем же они говорили в первую голову, как не о тех войнах? Денис Давыдов в 1836 писал, поминая, кстати, и Тьера:

Был век бурный, дивный век,
Громкий, величавый;
Был огромный человек,
Расточитель славы [Наполеон].
То был век богатырей!
Но смешались шашки,
И полезли из щелей
Мошки да букашки.
Всякий маменькин сынок,
Всякий обирала,
Модных бредней дурачок,
Корчит либерала.
Деспотизма супостат,
Равенства оратор,-
Вздулся, слеп и бородат,
Гордый регистратор.
Томы Тьера и Рабо
Он на память знает
И, как ярый Мирабо,
Вольность прославляет (...)
Фраз журнальных лексикон,
Прапорщик в отставке,
Для него Наполеон -
Вроде бородавки.
Для него славнее бой
Карбонаров бледных,
Чем когда наш шар земной
От громов победных
Колыхался и дрожал,
И народ, в смятенье,
Ниц упавши, ожидал
Мира разрушенье. (...)
(и дальше - в частности, и про Чаадаева: Все вокруг стола - и скок В кипеть совещанья Утопист, идеолог, Президент собранья, Старых барынь духовник, Маленький аббатик, Что в гостиных бить привык В маленький набатик. Все кричат ему привет С аханьем и писком, А он важно им в ответ: Dominus vobiscum!)

Таких людей было множество и в России, и во Франции, и друг с другом им было о чем общаться.
Так что каналы, по которым русские военные и иные мнения о Кутузове проникали к французам, были широки, и мы получаем уникальный шанс через Тьера услышать в полном объеме совокупный голос значительной части русской элиты, который она поневоле приглушала в подавляющем большинстве доступных нам отечественных источников.

Несколько особняком стоит упрек в неверии. Из всех русских источников, где встречается критика Кутузова, мне попадался только один, давший перекликающийся отзыв, - и то не очень русский, это записки Ланжерона, где после реестрика хороших сторон Кутузова идет реестрик его плохих сторон, и среди них значится
un libertinage aussi crapuleux que dégoûtant - либертинаж столь же злостный, сколь и отвратительный. Переводчик "Военного сборника" - официального издания русского военного министерства - около 1900 перевел этот либертинаж как "вольнодумство", Ирина Андрианова в 1999 г. - как разврат. На деле это нерасчленимое понятие: это разврат, производимый не просто так, а в связи с осознанным отвержением воли Бога (или его существования), религии и ее заповедей.

Ничего похожего в собственно русских отрицательных отзывах о Кутузове мне не попадалось, но, учитывая, что Тьер во всем остальном передает "голос (части) русской стороны", надо признать, что передавал он ее и здесь - странно было бы, если бы именно и только в этом пункте он дал волю собственно фантазии, а во всем остальном следовал информации из России. Отсутствие аналогичных упоминаний в русских текстах (кроме не особенно русского текста Ланжерона) объясняется просто: в соответствующей среде России было очень не принято попрекать в записках и письмах кого-то его религиозными и политическими убеждениями, - попреки касались практически исключительно качеств, сказывавшихся непосредственно в плохом выполнении служебного долга. Остальное считалось личным делом.

Прод. след.
Link16 comments|Leave a comment

Ристание о религиозности Кутузова: Тьер против Гаряинова и сбоку Добролюбов -1 [Feb. 19th, 2017|12:54 am]
wyradhe
Ристание о религиозности Кутузова: Тьер против Гаряинова и сбоку Добролюбов

В 1856 году Тьер (который КровавыйКарлик) переиздал том своей "Истории консульства и империи", посвященный 1812 году и прочим делам (теперь - как XIV том). В недавнем переводе О. Вайнер, в целом на взгляд внушительном, есть ошибки - к примеру, фразу "il avait une prudence consommée, un art d'en imposer aux hommes nécessaire dans les temps de passion" (он обладал совершенной осмотрительностью и искусством импонировать ею людям, каковое необходимо в бурные времена) она перевела как "обладал безупречной осмотрительностью и искусством склонять к ней нужных людей во времена страстей", приняв nécessaire за определение к "людям", хотя оно и в числе не том и относится к "искусству". А продолжение этой фразы: ...au point d'être devenu l'idole de ceux.. (...до такой степени, что становился кумиром тех.. - обладал, то есть, до такой степени означенным искусством) она перевела с опущением "до такой степени", просто как новое предложение: "Он стал идолом тех..."
Вдобавок она делает огромные пропуски в тексте - целыми абзацами - без всяких оговорок. В общем, от нее Наталье Трауберг низкий поклон.
Так что привожу в своем переводе, хотя литературно хуже.

И говорилось там о Кутузове на с. 286-287 такое:
...Тем не менее должно добавить, что Кутузов восстановил дела русских в последней кампании против турок и, несмотря на то, что он был семидесяти лет, напрочь истощен войной и наслаждениями, с трудом держался в седле, был глубоко испорчен, фальшив, коварен, лжив, - он
обладал совершенной осмотрительностью и искусством импонировать ею людям, искусством необходимым в бурное время, и обладал им настолько, что стал кумиром тех, кто жаждал вести войну путем битв, хотя сам полностью оставался [в душе] решительным сторонником того, чтобы вести войну путем отступления. Однако никто более него не был способен овладеть душами и управлять ими; властвовать над ими, воспаляя страсти, которых сам он не имел вовсе; противопоставить Наполеону терпение, единственное оружие, которым он мог его разбить, и пользоваться этим оружием, не показывая его открыто. (...) И надобно признать, что никогда народное влечение, в своих безрассудительных порывах, не обманывалось меньше, чем когда указало на Кутузова выбору Российского императора. Говоря "народное влечение", мы не хотим сказать, что население Санкт-Петербурга было достаточно могущественно, чтобы навязать императору свой выбор, хотя полуварварский народ этих краев играл тогда роль существенную и в данных обстоятельствах законную; но даже при дворе чувства могут принять народный характер. (...) Александр не имел к Кутузову никакого доверия, сохранил о нем лишь отрицательные впечатления от кампании 1805 года, не находил его ни твердым, ни искусным в бою, ибо Кутузов и в самом деле не был таковым и обладал лишь одним достоинством, впрочем весьма большим - быть глубоко благоразумным в общем ведении войны, - чего его повелитель, увлеченный на ложный путь несколькими молодыми вертопрахами, оказался тогда неспособен признать. (...)

На стр. же 317-318, говоря о настроениях русских и французских войск перед Бородино, Тьер пишет, что в то время как французов воспламеняла слава и уверенность в скорой полной победе, совсем иные чувства, - а именно, пламенная вера в Бога и готовность к самопожертвованию - одушевляли русских. "Совсем другие чувства воодушевляли русских. Скорбные, напрягающие все силы, решительно готовые на смерть, надеясь на одного Бога, они среди тысячи факелов преклоняли колена пред чудотворным образом Смоленской Божией Матери, вынесенной, как говорили, на ангельских крыльях из пожара, охватившего злополучный город, и в эту минуту проносимой процессией священников греческой веры через биваки Бородинского лагеря. Солдаты простирались перед ней, а старик Кутузов, который, далекий от веры в эту Божью Матерь, и в Бога-то мало верил*, - в Бога, столь явственно присутствующего во Вселенной! - старик Кутузов, с непокрытой головой**, не поднимая взоров своего [единственного] глаза, низко опущенных до земли***, со своим главным штабом сопровождал благочестивую процессию. Ее было видно с наших бивуаков на закате дня, и ее можно было проследить по светящемуся следу факелов. Наполеон в своей палатке занимался самыми положительными [=посюсторонними, практическими] делами, надеясь, что воинский дух его солдат восторжествует над пламенной верой русских".

В 1858 сии выражения Тьера вызвали самый горячий ответ в России. Прод. след.


*croyait à peine au Dieu - едва верил и в Бога, и в Бога-то мало верил, и в Бога-то почти не верил; замечательно, что вся эта фраза в переводе О. Вайнер отсутствует, истинно мудрый шаг.

**вот это в переводе О. Вайнер уже есть, но в виде "держа шляпу в руке", и точно: в оригинале le vieux Kutusof, le chapeau à la main...

***в переводе О. Вайнер от всего этого великолепия - l'œil qui lui restait baissé jusqu à terre - осталось просто "опустив голову"
Link27 comments|Leave a comment

Манефоновед Джон Диллери. "Вот он, этой эпохи новость, первый овощ, вскочивший на грядке" [Feb. 10th, 2017|03:42 am]
wyradhe
Манефоновед Джон Диллери. "Вот он, этой эпохи новость, первый овощ, вскочивший на грядке"
(скучное)

Джон Диллери - прекрасно известный манефоновед. Обобщающий краткий очерк о Манефоне он издал почти 20 лет назад. В 2015 году вышел в Мичиганском университете его 500-страничный труд под названием "Clio's Other Sons: Berossus and Manetho".

Я, естественно, добыв сей труд, полез смотреть свою любимую тему: что автор пишет об этимологии слова "гиксос" у Манефона. Ибо в тексте Манефона, процитированном Иосифом Флавием (никак иначе этот кусок не дошел), значится, что "гиксос" - это греческая транскрипция египетского выражения, означающего "цари-пастухи", ибо "хик" на старинном египетском языке иероглифических текстов "цари", а "сос" на разговорном современном египетском языке "пастухи". И дальше по всему тексту гиксосы именуются просто "пастухами".
И в царском перечне Манефона, дошедшем в передаче христианских хронографов, только с искажениями, о гиксосских царях сказано, что они - "пастухи", сами "финикийцы" (это перевод на греческий египетского понятия "жители Сирии-Палестины и окрестностей", а не этнос финикийцев в современном смысле слова), и они суть "ксенои басилеис" - "чужеземные цари".

В египетском и точно было слова "шасу, шас, шос", которое во 2 тыс. обозначало определенную группу племен "бедуинов" на Синае и в окрестностях (т.н. шасу), а в 1 тыс. (когда об этой группе забыли) в очень редких нарочито архаизирующих торжественных текстах обозначало "любые азиатские чужеземцы Востока" (в противопоставление "ааму" как "любым азиатским чужеземцам Севера"), а в разговорном языке - просто нарицательное "пастух" (любой, прежде всего свой, египетский). За текстом Манефона стоит знание его автора только об этом нарицательном значении - иначе он предпочитал бы перевод именно "восточные азиаты".

По сей причине в 19 веке никто не сомневался, что "гиксос" - это "хик-шасу", "царские шасу-бедуины" (в языке 1 тыс. понималось бы уже как "царские пастухи"), и Питри так писал, и Масперо, и в главный Словарь египетского языка Эрмана - Грапова, из почтение именуемый повсюдно просто Вёртербух, тоже именно это и попало.

Но на ту беду выяснилось, что сами гиксосские цари принимали иной раз титул "хик-хасут", ("хик-хаст" - обычное египетское выражение со значением "царь неегипетского чужеземья, неегипетский чужеземный царь", "хик-хасут" - "царь неегипетских чужеземий", что уже имеет несколько иной смысл), а египетские царские списки через 300 лет после них именовали их "хику-хасут" ("цари (из) чужеземий = чужеземные цари, чужеземцы-цари").
А в языке времен Манефона слова "хас(у)т" и "шас, шос" могли звучать примерно одинаково, ибо начальное -х слова хаст перешло в -ш.

И на исходе 19 века некоторые специалисты решили, что перевод "цари-пастухи" - путаница и ошибка, что на самом деле имелось в виду, что гиксосских царей именовали "гиксос - хику-хасут", "чужеземные цари", как в египетских царских списках 2 тыс. Мнение это стало общепринятым. Сторонники его не замечают, однако, что (1) "чужеземными царями - ксеной басилеис" (что и отвечает "хику-хасут") у Манефона гиксосские цари (именно цари) и так определены, а слово "гиксос" в его труде употребляется наряду с ним как иное выражение, с иным переводом на греческий (басилеис пойменес - царих-пастухи, а не ксеной басилеис) и иным значением - как название народа, а вовсе не определение царей. В перечне, например, так и стоит: "такая-то династия - пастухи, финикийцы [=из Восточного Средиземноморья], чужеземные цари". Если "цари-пастухи" - это неверная этимологизация задним числом выражения "хику-хасут", то, выходит, в этой формуле это выражение на голубом глазу представлено в одной фразе дважды как два разные выражения - в правильном переводе и в неправильном ("ксеной басилеис - чужеземные цари" и "пойменес - пастухи"). (2) Непонятно, как ученый египтянин мог вообще совершить такую ошибку - во-первых, он-то брал все из письменных текстов, а в письменности - хоть иероглифике, хоть иератике, хоть демотике - слова "хаст" и "шас" писались по-разному, независимо ни от каких переходо вв произношении; во-вторых, термин "хик(у)-хасут" прекрасно применялся при Манефоне к самим Птолемеям, - как же это он применительно к гиксосам его не распознал и принял за "царей-пастухов"?

В конце 19 - первой половине 20 века вопросы эти снимались запросто - либо игнорировались, либо принималось, что все эти пассажи про царей-пастухов писал вовсе не Манефон, а вписал их ему какой-то интерполятор. Интерполятор вполне мог судить по слуху и выдумывать этимологии, отталкиваясь от устной речи. Интерполятор этот, правда, оказывался уж очень могущественным: он еще и раскидал слово "пастухи" по царскому перечню и - десятки раз - по пространным нарративам Манефона о гиксосах. Все и поверили, а подлинный текст Манефона без этого еще к рубежу эр позабылся.

Читатель будет удивляться, но около 1930 г. эта фантастика (не имеющая ни единого подтверждения) считалась высшим шиком.

С середины 80-х пошла сильная реакция и теперь хорошим тоном является признавать, что текст, подаваемый в источниках как манефоновский, и есть манефоновский. Замечательно, что разбора и опровержения того, что по этому поводу писали ранее, тоже никто не публиковал, - перемена шла просто по системе "они думали так, а я иначе".

Мало того, соответствующие авторы не вспомнили, что история об ошибочном понимании выражения "хик(у)-хас(ут) " как созвучного ему "хик(у)-шас(у)" с соответствующим неверным разъяснением его как "цари-пастухи" правдоподобно выглядит, только если все это приписывать не Манефону, а не очень сведущему интерполятору, оперировавшему услышанным, а не прочитанным. И вышел парадокс: тезис об этой ошибке и сейчас обшепринят, хотя его фактически необходимое условие отброшено.

Ну вот я и полез в Диллери смотреть, что он по этому поводу написал, ибо все эти вопросы он специально разбирает.
А написал он просто (с. 324 слл.). Манефон, по его мнению, разъяснял слово "гиксос" как "цари чужеземных стран". Откуда в таком случае взялся в тексте совершенно иной перевод "цари-пастухи", и почему он идет именно как этноним, и куда выпал этот, правильный, - не объясняется. Почему по всему тексту нарратива раскидано это "пастухи", и опять как этноним, - не объясняется. (Нарратив-то при этом автор считает оригинальным текстом Манефона - сейчас иное немодно). Почему в царском перечне выражения "пастухи" и "чужеземные цари" оказались употреблены рядом как разные выражения, определяющие гиксосских царей (первое как этноним, второе как определение их как государей) - не поясняется.

Зато Манефона, которым Диллери занимается 20 лет, он вообще не очень помнит и в пересказе его делает грубейшие ляпы. Для начала, вся его реконструкция выглядит так: Манефон потому именовал гиксосов "царями чужеземных стран", чтобы дать аллюзию на Птолемеев (которых тоже так называли) и представить им модель и наставление: вот-де гиксосские цари богов и храмы не уважали (у Манефона именно так) - и остались просто "царями чужеземцами". Птолемеи тоже "цари чужеземцы", так пусть уважают богов и храмы, а то так и останутся "царями-чужеземцами", как гиксосы, а полноценными египетскими царями не станут.
Как, сильно правдоподобно, чтобы Манефон взялся своим царям-Птолемеям давать такие наставления? Да еще в такой форме, в которой никто, кроме ученых египтян, таких намеков не понял бы (да и они не поняли бы - термин "хику-хасут" к Птолемеям применялся как вполне хвалебный)? Да еще хотел бы в тексте, специально написанном по-гречески для греческой аудитории, давать специально же аллюзии на Птолемеев от гиксосов, коих он клеймит как последних вражин и ненавистников Египта?

А дальше, к примеру, Диллери заявляет (с. 343), что по Манефону первые 6 гиксосских царей правили 511 лет. Автор не удосужился даже сообразить, что 511 лет на 6 царей - это выходит по 85 лет правления на царя! Между тем Манефон приводит для всех этих шестерых сроки правления, и в сумме они дают 259 лет 10 месяцев. А 511 лет - это Манефон пишет, что эти первые шестеро, А ТАКЖЕ ИХ ПОТОМКИ правили 511 лет безраздельно, а потом восстали против гиксосов цари Фиваиды и других египетских земель. Диллери вообще проглядел то, что Манефон считает, что в Аварисе после первых 6 гиксосских царей правили многие другие гиксосские цари.

А на стр. 96 стоит, что Манефон включал в свой царский список даже царей, считавшихся в египетской традиции нелегитимными, как например гиксосских (It was important, in the first place, that his list be comprehensive: it left no rulers out because they were regarded as illegitimate (indeed, remember the Hyksos kings, discussed above)".

"Эбав" шла речь о (первых) шести гиксосских царях. Но прелесть в том, что в египетской традиции они как раз легитимны - их включили в Туринский царский список, а в новоегипетской сказке об Апопаи и Секененра гиксосский Апопи как раз титулуется от лица самих авторов сказки "несу" (законный царь Египта) со всеми причитающимися ему в связи с этим формальностями (картуш вокруг имени, божественные детерминативы и пр.). Это беда, что в Египте случился такой вот несу, и несу он скверный - но никуда не денешься, несу.
А вот тех гиксосских царей Авариса, с которыми, по Манефону, воевали Фивы, Манефон как раз в свой царский список не включает. Именно потому что они-то для Манефона уже нелегитимны.
И, например, из династии Шешонка, которую Манефон считает вполне своей, коренной египетской, он в свой царский список включает первую треть, а остальные две трети опускает, поелику в это время кусками страны правили уже другие династии (параллельно сидящему в другом куске дому Шешонка), и вот их-то для этих периодов Манефон и считает легитимными, а потому их в свой царский список помещает, а параллельных им царей из дома Шешонка - нет.

А на с. 88 Диллери пишет, что делом великой важности является то, что лишь первые четыре правителя гиксосской династии в Туринском папирусе (царский список) выведены как "гиксосы" (т.е. хику-хасут), а следующие три, начиная с Хайана, несут нормальную титулатуру фараонов (Hence it is a matter of tremendous importance that only the first four rulers in the Turin List are styled “Hyksos” kings; the last three, beginning with Khayan, are given normal pharaonic titulature).

Это действительно было бы делом великой важности, вот только Диллери перепутал Туринский папирус со сводками по разным памятникам самих гиксосских царей. Во-первых, в Туринском папирусе этих царей - 6, а не 7, как у Диллери, во-вторых, подытоживающая формула "6 хику-хасут, правили 108 лет", относится ко всем шестерым чохом, а не только к первым 3-м, в-третьих, от имен уцелело там только последнее, Хамуди, так что неизвестно, на каком месте там был Хайан, в- четвертых, никаких титулатур Туринский список не приводит ни для кого из них.

Рецензии cамые похвальные. Там очень много про модели и паттерны, а то, что Манефон вообще приводит этимологии, объясняется тем, что и греческие авторы любили объяснять значения слов (ясное дело, иначе Манефон привел бы совершенно непонятное своему читателю египетское выражение в греческой транскрипции без перевода).
Link26 comments|Leave a comment

Культурный прогресс [Jan. 28th, 2017|11:11 pm]
wyradhe
Культурный прогресс

1945
- Семью семь - сорок девять.
- Садись, пять.

1995
- Семью семь - сорок девять.
- Как вы можете это знать, сэр?
- Возьмите таблицу умножения или сами сосчитайте.
- Ах, да, действительно....

2045
- Семью семь - сорок девять.
- Как минимум, это спорно и едва ли может быть принято.
- Возьмите таблицу умножения или сами сосчитайте.
- Сэр, мы с вами серьезные люди. Подтвердите ваш тезис ссылкой на серьезные специальные публикации по этому вопросу в реферируемых журналах за последние 5 лет, или нам не о чем разговаривать.

2095
- Семью семь - сорок девять.
- Грязная расистская чушь!
- Возьмите таблицу умножения или сами сосчитайте.
- Таблицу умножения, написанную грязными сексистскими белыми мужскими свиньями со склонностью к фэтфобии, скиннишеймингу и дискриминации умственной инвалидности? Да вы смеетесь! Неудивительно, что вы не можете сослаться на серьезные специальные публикации по этому вопросу в реферируемых журналах за последние 5 лет!



P.S. Если кто-то подумает, что такая эволюция - это история ухудшения положения тех, кто знает, сколько будет семью семь и т.д., то никоим образом. Напротив. Это история роста их возможностей по отношению ко всем остальным, а не история роста их пригнетения всеми остальными. Самопревращение масс граждан в овец - кому оно дает преимущество? Сереньким волчкам). При том условии, конечно, что вторые не будут стремиться вступать с первыми в благонамеренные диалоги.
Link38 comments|Leave a comment

На самом деле к предыдущему - 1 [Jan. 23rd, 2017|11:02 pm]
wyradhe
На самом деле к предыдущему - 1

Недавно еще от одного человека, вернувшегося из США (социолога) услышал то, что на разные лады слышал и раньше от разных африканистов, американистов и просто очевидцев: мало кто так ненавидит "гуманитарно-политкоректную" линию "в пользу черного меньшинства", как многие черные, успешно продвигающиеся в жизни (и первыми, и не первыми в своем роду) без всех квот, льгот и прочих компенсаций, а попросту, своими и родительскими трудами и удачами. "Как обычные белые", так сказать. Как "большинства". До какой степени многие из них ненавидят и ту недоперекомпенсированную шоблу в составе людей одной с ними расы, которая как раз требует льгот, квот, соплей, надседаний, охраны своих расовых чувств-и-ущемленного-достоинства, повышеннного внимания, воздыханий и политкорректности в свой адрес (и активистов в составе этой шоблы), - это, говорили мне, уму непостижно. Чуть ли не больше, чем любых вайтпауэрщиков (как выразился один из собеседников моего собеседника, "это с моей стороны, наверное, можно было бы назвать черным расизмом: отбросы в составе собственной расы вызывают у меня еще больше омерзения, чем отбросы в составе белых").
На самом деле это вполне понятно. И в некоторой связи с этим хочется отметить такое. В последние 200 лет большинство людей, к которым прилипло обозначение "левые", главную беду видят в том, что таким-то и таким-то недодают социально сильнейшие / "угнетатели", которые благодаря этой недодаче сами забирают кусок побольше. Такие вещи действительно имеют место и подлежат исправлению, но и самим т.н. левым, и в особенности всем остальным хорошо было бы помнить, что главные беды и наиболее страшные и массовые людобойни, людоизнурения, людоразорения, людопригнетения и т.д. за те же самые 200 лет происходили вовсе не в связи с вышеназванной бедой, а в связи как раз с борьбой за освобождение тех, кому недодано, отэтой самой недодачи и угнетений, за компенсации их и т.д., - борьбой, ведшейся под началом тех самых народных печальников и заступников, у которых так болело сердце об этой самой недодаче и ее жертвах. Причем именно те, за кого они так заступаются, несли особо массовые потери от учиненных ими вместе соответствующих освободительных мероприятий. Силезским ткачам 1840-х гг. и вообще работникам, вкалывавшим при "диком неограниченном капитализме", приходилось очень скверно, но жертвам совокупных "освободительных" и "защитных" мероприятий против угнетателей пришлось много хуже и оказалось их много больше, в том числе из самой же "защищаемой" среды. Добрый король Людовик XVI своей политикой довел число крайних бедняков страны с 1 до 2 млн. чел. всего-то за пятнадцать лет. Но революция, поставившая себе целью оградить бедный угнетенный народ от таких злоупотреблений и дать ему свободу и благоденствие, дала ему такие потери от разрухи, голода, смут и войн, объявленных самой же этой революцией окружающему миру, которые не постигали этот самый народ в худшие годы монархии. Русская элита понесла громадные потери в 1917-1921 гг. и далее, а русская народная масса не процветала накануне, - но 5-6 млн. жителей, умерших от голода в одном 1933 г., относились даже и не к элите, и при дореволюционных порядках им ничего подобного и присниться не могло. Согласно картографированию голодомора на Украине (http://www.ljplus.ru/img4/h/a/hasid/golodomor.jpg ) более 25 процентов населения вымерло, в частности, в самых промахновских областях - в тех самых, где столько народу с таким восторгом в 1917 - 1918 исполняли вечную всеобщую мечту российских социалистов - полное земельное ограбление помещиков и прочих землевладельцев, не работающих на земле лично [впрочем, у работающих лично тоже надлежало отобрать излишки, превышающие уравнительную норму] (а это действительно была извечная и практически всеобщая мечта российских социалистов, чего одного, собственно, достаточно, чтобы ставить на них жирный безапелляционный крест, - как хватило бы для других таких же крестов ариезации или коллективизации). Голод 1921 по тем же местам прошелся ненамного слабее. Надо полагать, эти "столько народу", деля помещиков и дерясь за Махно, не предвидели того, что старательно выписывают немалой части самих себя, своих родных и земляков билет на тот свет, а большинству оставшихся - на крепостное право. (А небольшевистские социалисты России отметились прежде всего - и с большим отрывом - тем, что сдали так пламенно защищаемое ими от угнетений население большевикам, а частью с этими самыми большевиками еще и сотрудничали). Национал-социалисты Германии очень рвались освободить простой немецкий народ от всех недодач, которые его постигали в силу Версальского диктата, неспособной защитить людей от кризиса социальной системы, капиталистической эксплуатации, "еврейского засилья" и т.д. Огромная доля тех бед, от которых они хотели защитить немецкий народ, в самом деле имела место, только те беды, которые принесла немецкому народу кампания его заступников по его защите, не шли ни в какое сравнение с теми, от которых заступники рвались его защищать. 6-ю миллионами убитых и парой десятков миллионов недоживших свой срок от лишений никакой диктат и кризис немцам не грозил. Немецких граждан-евреев нацисты извели около 200 тыс. из 400 тыс.; арийских немцев на тот свет их асвабадзительными трудами отправилось 6 миллионов. Хуту в Руанде действительно недополучали из-за социального превосходства тутси. Это недополучение не шло, однако, ни в какое сравнение с учиненными социалистическими друзьями народа в составе хуту примерно 800 тысячами убийств тутси, а также с 200 примерно тысячами убийств теми же освободителями - за недостаточную страсть к освобождению - т.н. "умеренных хуту", а также с теми миллионом с лишним хуту, которые потом, при разгроме освободителей, сели в лагеря или бежали в Конго (где они еще много чего претерпели во время великих войн в Конго от руандийских и союзных с ними сил). Пожалуй, недополучение от социального превосходства тутси обходилось хуту неизмеримо дешевле. Примерно то же самое шло по всему миру: усилия левых заступников за народ, желавших избавить его от бед недодачи, почти всегда приносили этому народу благо лишь в тех случаях, когда эти заступники не имели шансов осуществить свои чаяния со сколько-нибудь существенной полнотой (или когда власть, по удачному стечению обстоятельств, приобретали ренегаты и социал-предатели из их числа, которые как-то и не очень стремились сами эти чаяния осуществлять с полнотой). Т.е. когда их деятельность поневоле или в силу социал-предательства сводилась к тому, что, при сохранении всех основ ненавистной им идеологически "системы угнетения", иерархического общества и пр., они просто добивались некоторого перераспределения и введения соцгарантий в угнетательских и иерархических рамках этой самой системы. Если же они вырывались на оперативный простор - то в 90 случаях из 100 получались: в лучшем случае Ирак и Сирия, чаще - нынешняя Венесуэла и Зимбабве, а еще чаще - Китай, Корея, СССР, Рейх и прочие прелести.

Так что в привычную прогрессивному сознанию разметку бОльших и меньших опасностей и бед для народа надо вносить существенную коррекцию: совокупно этот самый народ за 200 лет - это с учетом всех людоедских Сальвадоров и прочих олигархических тираний - от левых трудов по его освобождению от угнетений и недодач потерял неизмеримо больше, чем от самих этих правых угнетений и недодач (*). Это не в оправдание или смягчение последних. Это просто так уж "почему-то" вышло, а почему оно так вышло - этого в силу еще одного "почему-то" от передовой цивилизованной среды не дознаешься.

(*) Надо добавить, что и большинство соцгарантий с середины 19 века, полученных в Европе, были тоже плодом усилий левых (в том числе уступок или маневров, предпринятых элитами в ответ на левое И рабочее движение). Только это никак не отменяет сказанного: из наихудших бедствий, обрушившихся на трудящихся в последние 200 лет, 90+ процентов на них припали от левых освободителей. Да, повышение зарплат и соцстрахование им тоже левые дали (одни). И гекатомбы на десятки миллионов человек - тоже (обычно другие). И если брать совокупность вкладов левых в целом и правых в целом, то бОльшая часть приобретений трудящихся с середины 19 века - как считается, на левых (не считая США и - в основном - Англии, правда. И не так уж впооне справедливо считается**). И подавляющая часть многомиллионных гекатомб трудящихся - тоже на левых. Ну, кому такой размен представляется приемлемым, для того "левизна" as it конечно, окрасится в иные цвета, чем для тех, кто таких пакетов покупать резко не хочет.

(**) Рабочее движение, как показывают примеры Англии и США, и не будучи левым или социалистическим, может добиваться социальных гарантий, а левым и социалистическим оно быть совершенно не обязано. К рабочим США это относится особенно. Но факт есть факт: на континенте Европы рабочее движение тесно срослось с левым. Так что его, его заслуги. Правда, и веселые же итоговые результаты от этого сращения получили трудящиеся континента Европы, особенно по сравнению с англо-американскими, - не напляшешься. Левая борьба (с ее неизбежными, заведомыми последствиями), вообще-то, привела на континенте Европы вовсе не к нынешним демократиям и соцгарантиям, а к превращению этой самой континентальной Европы в пространство авторитарных полудиктаторских или вовсе диктаторских режимов (к рубежу 30-х /40-х, - свободными реликтами, помимо Скандинавии, остались Швейцария, Чехия /до ее аннексии/, Бенилюкс и - фиктивно - Франция; фиктивно - потому что она при этом сгнила до полной неспособности защищаться и вдобавок в ней тоже произошла фашистская революция - в результате поражения в 40-м. Режим Виши не немцы посадили во Франции, он пришел к власти так же, как ранее и сама Третья республика - вследствие политической революции, реагирующей на военное поражение. Франция - просто последняя в очереди европейских стран, перешедших к репрессивным авторитарным режимам в первой половине XX в.).
А нынешние свободы и благоденствие постигли Европу от англо-американского завоевания в 1944-1945 году, вообще-то. И от тех режимов и от того баланса правых и левых, которые эти завоеватели в Европе поставили и поддерживали.

Прод. след.
Link161 comments|Leave a comment

Ну слава тебе, еще одна клеточка в табличке [Jan. 22nd, 2017|07:50 pm]
wyradhe
Ну слава тебе, еще одна клеточка в табличке.

Итак, дело дошло до триариев:

http://www.ntv.ru/novosti/1748677/

Будет клич, будет порох,
будет тьма, будет кролик,
над костями всшумит ветерком...
Рукотворные горы
и подземные норы
сотрясутся в составе своем!


(см. по ссылке пророчество Ванги о падении Мордора, то есть того Мордора, который просто банан Мордор, а не Орда: "Будет клич, будет порох, будет тьма, будет кролик, но все развеется и ветром унесено будет! В краю подземных нор и рукотворных гор все сотрясется". Кролик - Фродо, понятное дело, ho[mo+ra]bbit. Все развеется и ветром унесено будет - о финале Саурона. Подземные норы и рукотворные горы - Мордор, однозначно. На НТВ просто не поняли, чтО Ванга имела в виду).

Read more...Collapse )

***

Независимо от это - ряд финтифлюшек (не в последнюю очередь истории в рфском ПЕН-клубе, о которых напоминали в прошлом треде) привел мне на память то, что я бы в данном случае назвал "уроками штеттля" (т.е. еврейского местечка Западного Края). Я эти уроки, за что благодарен судьбе, успел еще получить. Штетль был пространством, так сказать, азиатским и вместе с тем мелкобуржуазным, со всеми достоинствами и недостатками такого пространства, и во многом, как я теперь могу понять, совпадал с аналогичной Европой (в том числе старой Россией).

В числе тамошних очевидностей считалось, что:

-  если результат не ахти, то заявление о том, что ты старался, идет не в смягчающее, а в отягчающее.

- то, что Вася (ну то есть не Вася, разумеется, а Изя) сделал или сказал что-то неподобное "не подумавши", для красного словца и т.д. (примеры моделей приводились в: http://wyradhe.livejournal.com/494627.html ), - шло не в смягчающие, а в СИЛЬНЫЕ отягчающие. Попытка привести "я не думал / я не подумал" в смягчающее обстоятельство самому себе шла в настолько резкое отягчающее, что человек с первой же попытки закаивался и рот разевать с такими речами.

- разговоры о том, что Вася, то есть Изя, "только сказал" что-то неподобное, а еще (или вообще) ничего такого не сделал (см. модели по той же ссылке), шли в сильное отягчающее не только Изе, но и таковому его заступнику, - он не считался относящимся к делам всерьез.

- понятие, которое мы бы передали как "добросовестная ошибка", применялось, как ему и положено, очень скупо и с большим разбором. Байдефолт же ошибка - если она не совершалась в сфере непредсказуемого и очень темного - рассматривалась как проявление недобросовестности, и совершившему ошибку надо было бы сильно постараться, чтобы ее признали, в виде исключения, добросовестной.

Во всех рассказах об этом, конечно, было много преувеличенного в духе "добрых нравов предков, испорченных потомками", но представляется, что историческое ядро в них тоже имелось. Судя, например, по этимологии слова "негодяй", как и по многим другим явлениям, это все было и в старом русском мире, как, по-видимому, и вообще в любом мире, не инфантилизировавшемся до степени утраты пороговой гигиены и приниципиального от неё отказа по псевдогуманитарным соображениям. За то, что до меня эта традиция дошла, я очень благодарен судьбе - "социум", с позволения сказать, гнал прямо противоположное. "До сих пор яснее голова на то ведро мертвецкой водки, которую я не распил в старшинском блиндажике зимой сорок второго года".

А играть в этой области на понижение очень приятно. И ты такой хороший и понимающий, и к личностям ты-де бережно относишься, и Вася совсем не такой, как можно было бы подумать, а унутренне доброкачественный или просто временно недомогающий, воно ишо все пойметь / онжедеть, и резервы этой игры на понижение кажутся бесконечными, если понижать маленькими кусочками. И друг другу выписывать мандаты на все это тоже очень легко.
Только смотришь - а они и кончились, резервы. И куда ни глянь - лежат "показательни аусштеллунг… виставок… коммунистишески построительств. О я!.. Эс ист шён!"
Link12 comments|Leave a comment

Из некосных оснований [Jan. 16th, 2017|11:01 pm]
wyradhe
Из некосных оснований.

Оставляя след коровий
средь советских поголовий,
на копытах бродит Джон,
поджигатель и шпион.

Для чего ему копыта,
это Джоном позабыто,
а не то б он их сорвал,
как границу миновал.

Мир суровых наших буден
стал шпиону слишком труден,
повредился он в уму,
говорит прохожим "Му!"

Сталин, Берия, Литвинов
рассуждают: - Вот дубина!
- Жалко нехристя до слез.
- А давай его в колхоз?

Все глядит умно и тонко,
Джон работает бурёнкой,
хоть не доится, корма
получает задарма.

Зрим здесь разницу немалу
меж труда и капитала:
ты доись ли, не доись,
а врастай в социализь.
Link14 comments|Leave a comment

navigation
[ viewing | most recent entries ]
[ go | earlier ]